Возвращение в спорт из декрета: монолог Насти Кузьминой, которая побеждала на Играх после родов

Анастасия Кузьмина сборная Словакии жен Кубок мира почитать Биатлон

Двое детей, три олимпийских золота (за Словакию).

Анастасия Кузьмина – легенда биатлона: три личных золота Олимпиады есть только у нее и Дарьи Домрачевой. А еще Настя – один из лучших специалистов в истории по возвращению в спорт после беременности. Она рожала дважды:

• в 2007-м – сына Елисея, Кузьминой было 22;

• в 2015-м – дочь Оливию, Кузьминой было 30.

После первого декрета Настя завоевала два золота и серебро на Играх + серебро и бронзу ЧМ. После второго – золото и два серебра на Олимпиаде + золото на ЧМ. Все медали – личные.

Вообще, для спорта с нагрузками и спецификой биатлона возвращение из декрета – редкость. Результативное возвращение – с медалями и победами – тем более. Чаще всего пробуют девушки нашего менталитета; у многих получается: помимо Кузьминой, это Зайцева, Богалий, Медведцева, Юрлова, Домрачева. В Европе в последние годы сильных примеров мало: француженка Дорен Абер, отчасти шведка Зидек. Пожалуй, все.

Ниже – обстоятельный рассказ Кузьминой о том, как все сделать правильно, не пожалеть и не разочароваться в спорте. Оказывается, самое сложное – не физическая подготовка.

Каким в обоих случаях был план по возвращению?

– Ни в одном случае плана не было. Первая беременность – для нас с Даниэлем (муж и тренер Насти – Sports.ru) вообще неожиданная: получился двойной стресс, не только психологический.

В физиологическом плане спортсменке особенно тяжело: когда тренируешься и соревнуешься, в организме идут очень специфические процессы, гормональный фон не располагает к родам. Беременность и активные занятия спортом – объективно не самое удачное сочетание.

Удивительно, но при первой беременности спорт мне абсолютно не помешал. Думаю, это связано с возрастом – забеременела в 22 года. Первые пару месяцев не только тренировалась, но и выступала, потом поддерживала форму. Это был удерживающий момент: организм тянулся к спорту, была привычка, мне хотелось активности. Елисей родился в конце июня, а я до апреля каталась на лыжах и чувствовала: когда я тренируюсь, он в животе даже ведет себя иначе, хорошо реагирует.

Я не думала о возвращении в спорт в том числе потому, что у нас был сложный период: мы уезжали из России – была большая неопределенность. Но оставалось понимание, что нельзя забрасывать активный образ жизни: примерно с 7-го месяца перестала кататься на лыжах, но до последнего двигалась с палочками, гуляла.

Сразу после родов есть взлет формы – как это ощущается и почему происходит?

– Врачи и природа говорят: женщине дано 9 месяцев, чтобы выносить ребенка, и следующие 9 месяцев на восстановление – когда гормоны приходят в порядок. Роды – серьезная встряска для организма не только по гормонам, но и по ментальности.

Я рожала не для того, чтобы добиться краткосрочной прибавки в форме. Но я очень хорошо ее ощущала, у организма был определенный рестарт: все функции перезапустились, усилился иммунитет, внутренние силы мобилизовались. Природа дарит это обновление, чтобы молодая мама на 100% посвятила себя ребенку, сжилась с новой ролью, новым положением.

Почему Домрачева и Кузьмина побеждали не за Россию? Таких деталей вы точно не знали

Спортсменки часто планируют беременность и используют ее для спорта: не кормят ребенка, в том числе за счет этого прибавляют в результате. Для меня было важно, чтобы все сложности сделали меня сильнее. Поэтому в обоих случаях результат пришел не сразу после родов, а через 2-3 года – когда я полноценно посвятила себя тренировкам в комфортном объеме.

В обоих случаях я подолгу кормила – 1 год 7 месяцев и 1 год 8 месяцев, мне был важен контакт и сильный иммунитет у детей. Для понимания – во время ЧМ-2017, спустя полтора года после рождения Оливии, я еще кормила. За исключением пары гонок, тот сезон получился провальным, но я не спешила с выходом на суперформу.

С чего начать в тренировках после родов?

– Есть моменты, когда говоришь себе: так надо, я должна – это то, что тебя гонит. Так вот у меня такого не было – было настроение: я хочу! Никто меня не подталкивал, не уговаривал, не убеждал. Я достаточно насладилась ребенком и вернулась к тренировкам, понимая: я делаю то, что нравится, и ребенок не является преградой. Да и потом у нас никто не забирал детей – они путешествовали с нами.

Первые тренировки начались через несколько недель после родов в очень простом формате – прогулка с коляской. Замечательный момент, особенно если коляска хорошая. Через месяц-полтора – уже с коляской на роллерах. Гулять можно и нужно в любую погоду, не искать отговорки. Дома – простейшие упражнения на уровне фитнеса; я не постесняюсь этого слова – использовала детей как инструменты, как гирьки. Когда ребенок в руках – это и контакт, и занятие одновременно.

Спортсменка, если хорошо чувствует свой организм, придумает какие угодно упражнения. У меня был разгул фантазии: делала тренировки, наблюдая за реакцией детей, и находя оптимальное количество повторений. Это были только аэробные тренировки в комфортном режиме, чтобы вернуться в тонус: мышцы отвыкли от сверхнагрузок, сердце, естественно, тоже. Но растренированности не было, пауза получилась не такой большой. С Оливией вышло труднее – беременность непростая. Почти отказались от вкатки, за зиму встала на лыжи раза четыре.

После родов аккуратнее всего надо быть с животом. Есть диастаз – мышцы живота растягиваются, и, конечно, ни одну женщину это не радует. Со временем они встанут на место, но часто мамы – и тем более спортсменки – форсируют: рано начинают скручивания, планку, другие упражнения на пресс. Спортсменкам хочется кубики, но в данном случае это ошибка – в первые 9 месяцев есть большой риск. Если резину долго тянуть, она станет тонкой и дряблой – так и стенки живота не сойдутся.

Природа плавно ведет женщину к родам – так же плавно нужно и выходить. Если мама форсирует и нервничает, то, во-первых, не справляется; во-вторых, ребенок хорошо чувствует это настроение.

Были проблемы с лишним весом?

– В 22 года я была, скажем так, в теле – вес достигал 70 кг. Бегать это не мешало, но все равно прилично. На роды уходила около 80 кг – то есть набрала 10. Это немного, многие набирают до 20. Из роддома вышла 68 кг – получается, минус два от нормального на тот момент веса.

Я не соблюдала строгую диету, если иметь в виду количество пищи. Нам сказали: что съест мама, то через ее молоко съест и ребенок. Я питалась так, чтобы хорошо насытить и себя, и Елисея.

В первые полгода у ребенка формируется микрофлора – питание мамы очень влияет на его иммунитет. Поэтому в выборе продуктов, конечно, были ограничения: ничего сладкого, соленого, копченого. Ничего такого, что вызовет колики, вздутие. Если фрукты-овощи, то вареные или печеные. Это хорошо сказалось на фигуре и моем восстановлении.

В случае с Оливией я была опытная и снова прошла этот путь: набрала 10 кг, сбросила 12. При том, что боевой вес на тот момент уже стал другим – около 66 кг.

Как перейти с фитнеса на серьезную работу?

– Главное – не обмануться в ощущениях: ага, прошло несколько месяцев, я чувствую себя замечательно, уже высыпаюсь – пора начинать жесткие тренировки. Гормоны действительно подгоняют: часто и хочется, и можется. Но грань тонкая – это как нить, ее легко разорвать.

А если перешагнешь через собственный лимит, сложно сделать шаг назад. Мы понимали, что если я переусердствую, это скажется на ребенке через молоко и настроение. Первые скоростные тренировки я провела, только когда поняла: уже не только хочу и могу, но и имею право делать.

Елисей родился в июне – в конце осени я была на комфортном вкатывании. Первую скоростную с подъемом в гору провела четко через год – тоже в июне. На тот момент еще кормила грудью; в конце тренировки упала на колени, но и было ощущение: да, время пришло. С Оливией восстановление было дольше и сложнее. Она родилась в июле, а на вкатку я поехала только в феврале. Первые скоростные провела в марте-апреле – прошло чуть меньше года, но все равно это большая пауза.

В Новую Зеландию – ради Олимпиады: 10 тысяч евро за снег летом

Естественно, была мышечная боль, но приятная. Я получала удовлетворение, потому что понимала: боль такая, какой и должна быть. 

А вот тренировки с железом – не мой вариант. Исключения были только в России и в первый год в Словакии, когда я работала с командой. Я уверена: женщина, чтобы остаться женщиной, должна в первую очередь работать со своим весом. Этого абсолютно достаточно, если ты не тяжелоатлет. В нашем спорте если железа много, мышцы забиваются; а возвращаются в скоростной режим сложно, долго, с болью.

***

В обоих случаях мне посчастливилось не форсировать возвращение – меня никто не торопил. Я с ужасом наблюдала за Мари Дорен Абер и Селиной Гаспарин, которые всю беременность подчинили возвращению. Насколько понимаю – это из-за давления спонсоров, федераций. У нас в обоих случаях этого не было. Беременная Дорен даже спрашивала меня: Настя, а ты когда начинала после родов? Но мой ответ ей не подошел.

Для меня было страшно смотреть на их фото с большими животами: за две недели до родов они тренировались. На восьмом месяце катались на роллерах! Любое падение – и все. Я бы на такое не решилась; лыжи – другое дело: ты стоишь комфортно, всегда можно встать в плуг, мягко упасть назад или боком. У роллеров тормозов нет.

Плюс я видела, что они стреляли, локтем упирались в живот. В России я заканчивала школу милиции – мне предложили пробежать на каких-то соревнованиях пробежать беременной. Я ответила: ребята, у меня в животе 5-месячный ребенок – как я буду стрелять? Это испугает его.

Хорошо, Дорен это принесло плоды. Но это не мой вариант.

«Спорт требует слишком много жертв». Главная мама мирового биатлона

Фото: Gettyimages.ru/ Sean M. Haffey; vk.com/anastasiakuzmina_club

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий