Трент Александр-Арнольд для The Players’ Tribune: «Ливерпуль, Ливерпуль, Ливерпуль»

премьер-лига Англия Трент Александер-Арнолд Сборная Англии по футболу Ливерпуль Футбол

Знаете пословицу о том, что иногда долго ждешь автобуса, а потом приходят два сразу? Наверное, для многих она жизненная, но для меня все было не так.

Мне пришлось ждать второго автобуса 14 лет, но когда он прибыл, я первым запрыгнул в него. И, что самое нереальное, я запрыгнул в него с медалью победителя Лиги Чемпионов на шее и с величайшим клубным трофеем в руках. И мы поехали по улицам Ливерпуля, на которых я рос.

Слово «сюрреалистичный» не слишком хорошо описывает мои ощущения. Как и слово «волшебный». Я люблю читать, но не думаю, что хоть раз натыкался на такой эпитет, который бы в полной мере описал то, что я чувствовал во время чемпионского парада.

Я не в первый раз видел парад в честь победы в Лиге Чемпионов: в 2005 году я, кажется, целую вечность ждал прибытия автобуса на ступеньках своего дома, а потом, когда кто-то за углом закричал: «Они едут!», я почувствовал, как по моей спине пробежали мурашки. Было невероятно здорово видеть, как Стивен Джеррард и остальные игроки проезжают мимо с этим трофеем – тем самым, который и определяет наш клуб.

Мне было всего шесть лет, но уже тогда я знал, кем хочу быть, когда вырасту. Я хотел быть игроком «Ливерпуля» и везти по городу трофеи в одном из таких автобусов. Конечно, ничего уникального в моём желании не было: большинство ребят в моей школе хотели того же самого. И большинство ребят в городе хотели того же самого.

В моем случае, это было практически болезнью – но хорошей болезнью. Я не знаю, как назвать это, но оно будто бы бежало в моих жилах вместе с кровью. Как навязчивая идея, знаете…

Мои амбиции всегда были максимально серьёзными, и мотивация не заставляла себя долго ждать. Я вырос в счастливой семье, с матерью, отцом и двумя братьями – Тайлером и Марселем. Наш дом с тремя спальнями находится неподалеку от Мелвуда, тренировочного комплекса «Ливерпуля». Иногда мы с братьями сильно действовали друг другу на нервы, но нас всегда объединяло одно – футбольный клуб «Ливерпуль».

Мы с братьями каждый день были там, рядом с нашими героями, заглядывая через забор и стоя на мусорных баках и почтовых ящиках, лишь бы лишний раз увидеть их тренировку. А потом шли обратно во двор, устраивали футбольные матчи и представляли, что мы – это они.

 

Честно говоря, у нас не было других хобби. Наверное, это неправильно и ребенку так нельзя, но это правда. Мы были одержимы футболом, 24/7. Моя мама установила правило, что мы можем играть где угодно, но в поле её зрения: таким образом, из вариантов у нас оставался наш сад или парк через дорогу от дома. Иногда, правда, мама теряла нас из виду, потому что мы устраивали матчи прямо в доме, играя мячом из скомканной фольги или свернутых носков. Мы сводили её с ума. Только представьте: мама пытается приготовить ужин, и тут три пацана в футболках «Ливерпуля» вылетают из-за угла, пытаясь отобрать мяч в весьма спорном единоборстве на кухонном полу.

Всю мою жизнь: футбол, футбол, футбол.

«Ливерпуль», «Ливерпуль», «Ливерпуль».

Когда я был совсем маленьким, мы иногда проезжали мимо «Энфилда», и я видел стадион из окна машины. Просто смотрел снизу-вверх на это легендарное сооружение и думал: «Какой он внутри?». Была в этом какая-то загадка, знаете?

А потом в апреле 2005 года мама подарила мне и Тайлеру билеты на матч 1/4 Лиги Чемпионов. Первая игра. «Ювентус». Буффон, Каннаваро, Недвед, Ибра – все эти парни. Невероятно.

Европейские ночи на «Энфилде» особенные. Они не похожи ни на что иное. Быть там, на трибуне Main Stand, невероятно. Ты просто пытаешься вобрать в себя всю эту атмосферу, эмоции, впечатления. А после матча надеешься, что с утра проснешься и будешь помнить это всё так же ясно, как сейчас. Прожектора освещают поле, с «Копа» хлещет чистая энергия. Но один момент, который навсегда засел в моей памяти – когда боллбои вышли на центр поля. Их было человек 20, и они махали этим огромным красным флагом. А потом начался гимн Лиги Чемпионов, и мы с Тайлером будто бы разучились говорить, хотя обычно не умолкали, сидя перед телевизором и смотря футбол. Потом трибуны затянули: «You’ll Never Walk Alone». И это было настолько мощно, что я… я буквально влюбился в это. Во всю эту атмосферу. Я знал, кем хочу быть.

Той ночью я не спал/

Спустя несколько месяцев «Ливерпуль» вновь завоевал титул чемпионов Европы, в пятый раз. Я смотрел финал дома, с семьей, и даже в шесть лет понимал, что значила та ночь в Стамбуле. Даже спустя несколько дней ты мог идти по городу и видеть на лицах людей такие улыбки и такое воодушевление, что было сложно не осознать, насколько победа в Лиге Чемпионов объединила все сообщество нашего города. Мы знали, что будет парад с трофеем, и, конечно, хотели поучаствовать. Забавно, но нам даже не пришлось нарушать маминого правила: автобус с игроками и кубком проехал прямо по нашей улицы.

Мы стояли на пороге дома в форме «Ливерпуля» и смотрели, как наши герои проезжают мимо нас и машут Кубком Чемпионов по сторонам. Кажется, я бы почти мог дотронуться до него.

Невозможно пережить такой день и не захотеть быть футболистом. То же самое было и с моими братьями. И это та важная часть моей истории, о которой не всегда говорят люди. У всех троих из нас была общая мечта. Тогда я уже занимался в детской команде «Ливерпуля», и, вы знаете, практически невозможно пробиться во взрослый футбол (не зная еще практически ничего о нем), не имея большую группу поддержки за твоей спиной. И мне с ней очень повезло.

Мы с братьями всегда воспринимали друг друга как соперников. И когда на улице шел дождь, и мы не могли поиграть в футбол, мы сидели дома и занимались всякой ерундой, пытались придумывать игры, чтобы победить друг друга. Однажды нашей маме это, видимо, надоело, и она попросила папу научить нас играть в шахматы. И это было прекрасно, потому что в шахматах тебе для победы необходимы те же самые навыки стратега и нежелание проигрывать, что и в футболе. Но самое крутое – ощущение, когда ты понимаешь, что вот-вот триумфально завершишь партию против своего брата, и он не может сделать уже ровно ничего. Только взгляните на его лицо. Ох, это потрясающе.

Но самой важной была возможность проводить время вместе. Мои братья были не просто братьями для меня – это были мои лучшие друзья. Когда я становился взрослее и продвигался по лестнице Академии наверх, Марсель и Тайлер осознанно пожертвовали своими мечтами ради моей. Наверное, мы все понимали, когда были маленькими, что из нас троих мне будет проще стать профессиональным футболистом. В том числе, родители. Будучи мальчиком с мечтой, очень сложно осознать что-то подобное, но мои братья это сделали. Иногда мама не могла отвести их на футбол, потому что в это время мне нужно было быть в академии – и парни всегда принимали эту жертву. Я навсегда буду невероятно благодарен им обоим.

Каждый мой шаг мы сделали вместе.

Каждый мой матч мы провели вместе.

Каждый мой гол мы забили вместе.

Там, откуда я родом, это работает именно так.

Один из таких невероятных моментов я испытал в 16 лет. Стивен Джеррард тогда получал свою тренерскую лицензию, поэтому он пришёл на тренировку нашего возраста, чтобы помочь её провести. Пожалуй, не стоит рассказывать вам, сколько Стиви значит для всех парней моего возраста, особенно для местных вроде меня. Я не смогу посчитать, сколько раз мы с братьями изображали его, когда играли в парке. Один из нас был бы Нилом Меллором, другой – Стиви. Третьему оставалось комментировать: «Lovely cushioned header … FOR GERRRRRRAAAARD!».

Руки в стороны. Забег к кромке поля. Содранные о траву колени. Всё вот это…

Тренироваться на одном поле с ним было мечтой, которая стала явью. Я не успел много поговорить с ним, потому что, если честно, мы все очень нервничали от самого факта, что Стиви смотрит на нас. Но он оставался с нами после тренировок и практиковал длинные пасы через все поле с теми, кто захотел. Я всегда любил отдать хорошую диагональ, поэтому видеть рядом с собой маэстро, наблюдать за его техникой… Я пытался запомнить абсолютно всё.

Ещё я сразу заметил то, как он подавал себя. Не думаю, что между мной и другими парнями из Академии были большие различия, просто потому что я был из Ливерпуля, но я всегда замечал один небольшой момент. Послушайте, как Стиви говорит о болельщиках, об «Энфилде» или о клубе в целом – вы сразу заметите, что ему не все равно, но по-особенному. Как семья, которой нужно быть вместе. Это осталось со мной навсегда.

Пару лет спустя я стал прорываться в первую команду. У меня еще не было в активе много матчей, меня иногда узнавали в городе, но не так часто, как вы могли бы подумать. А потом, однажды, в свой выходной я гулял по центру города и увидел парня в футболке «Ливерпуля», ему было лет 10. Он был достаточно далеко, и я не обратил особого внимания на это, но потом он повернулся ко мне спиной, и я увидел.

Номер 66.

ALEXANDER-ARNOLD на спине.

Он был в моей футболке.

Так. К этому моменту я уже сыграл на «Энфилде», 12 лет занимался в «Ливерпуле», встретил Стивена Джеррарда. Я сделал многое, о чем мечтал в детстве.

Но когда я увидел этого паренька в футболке с моим именем… Не знаю, как описать, что это значило для меня.

Знаю, люди любят говорить: «Я был таким же ребенком».

Но я был таким же ребенком.

И я до сих пор такой же ребенок.

Помню, как рассказал родителям об этом, когда вернулся домой. Всё-таки есть плюсы у жизни с родителями в 20 лет! Можно не звонить папе с мамой, когда происходит что-то крутое, можно просто рассказать им перед сном!

Даже сейчас, когда я замечаю детей в футболке с 66 номером, это всё ещё значит для меня очень много. Каждый, у кого есть моя футболка, каждый, у кого есть любая футболка «Ливерпуля» – я должен всем им. Должен никогда не опускать планку. Потому что я один из них. Мы семья.

Наш тренер – воплощение этого. Многие люди видят Юргена Клоппа и думают, что понимают, что к чему, или что знают его. Но они видят не всё. Скорость нашей игры, наша неудержимость – всё это результат рабочей этики, которую он и тренерский штаб внедряют в клуб каждый день на собственном примере. Каждый день, без исключения. Он уже давно здесь, и мы не можем представить себе жизни без него. Думаю, можно легко сказать, чем он так отличается от других тренеров: он заставляет нас играть ради болельщиков. Да, звучит как клише, но поверьте – это не так. Наш стиль, наша идентичность; «Энфилд» хочет именно этого, и я обожал видеть это, когда был маленьким мальчиком.

Именно так создаётся настоящее единство.

Так, чтобы, проигрывая 3-0 «Барселоне» на «Камп Ноу», вы не сильно переживали по этому поводу. Шучу, я очень переживал. Но вы понимаете, что я хочу сказать: мы все продолжали верить тем вечером. Конечно. «Энфилд» – наша крепость благодаря единству между клубом и болельщиками. Когда Джини забил два гола после выхода на замену, я знал, что мы дожмем и победим. Все знали. Это витало в воздухе и было лишь вопросом времени.

Меня все время спрашивают о том угловом с Дивоком. Наверное, хотят услышать какую-то сумасшедшую историю. Но правда в том, что этот угловой – результат нашего настроя, нашего менталитета. Мы не наигрывали его на тренировках, но мы работаем до последней капли пота, каждый день, каждую минуту, и мы не можем иначе. Единственный секрет об этом угловом – Див был идеальным нападающим, чтобы завершить такой камбэк. Он самый расслабленный человек в мировом футболе, без преувеличения. Он всегда спокоен. Я ни разу не видел, чтобы он нервничал.

Когда прозвучал финальный свисток, и мы все собрались напротив «Копа», это точно был лучший момент в моей футбольной карьере. Они пели «You’ll Never Walk Alone», и я помню, как думал: «Я ведь действительно здесь, на этом газоне, являюсь частью всего этого».

Жизнь будто бы прошла полный круг. Эта песня изменила мою жизнь, когда мне было шесть.

После матча с «Барселоной» я приехал домой, пожелал родителям спокойной ночи и пошел к себе в комнату. Просто нереально. Уснул той ночью часа в четыре утра, кажется.

Конечно, этот матч не был нашей конечной целью. Годом ранее мы пережили огромное разочарование в Киеве и многому научились. Нам преподали жесткий урок, как выигрываются финалы. «Реал» знал, что делает, дело было не в удаче. Особенно когда они забили третий – мы просто не могли отобрать у них мяч, чтобы броситься забивать ответный гол. Они были жестоки. Мы были злы. Наши сердца были разбиты. Но, пожалуй, нет худа без добра. Весь прошлый сезон мы разбирались с командами в том же стиле, как «Мадрид» разобрался с нами. Мы душили соперника, мы побеждали 1-0, 2-0. Мы переняли это у врага.

Перед финалом против «Тоттенхэма» в июне мы были намного более уверенными. И лично я знал, чего ждать – каково это, выйти на финал Лиги Чемпионов.

К чему нельзя подготовиться, так это к тем шести часам в отеле прямо перед самым большим матчем твоей жизни. Невозможно убить это время, честно. Кажется, я просто пролистывал Netflix все шесть часов подряд. Когда я пытаюсь вспомнить первую часть того дня, это одна большая картинка нервов, шума и футбола.

А потом Дивок забивает второй мяч. И именно в этот момент я прихожу в себя. Помню, как бегу к угловому флажку, вижу лица наших болельщиков на трибунах. Это столько значит для них.

Рим. Лондон. Париж. Снова Рим. Стамбул.

А теперь ещё и Мадрид.

Это города, которые мы запомним на всю свою жизнь.

Когда моя семья оказалась на газоне, чтобы отпраздновать вместе со мной… Думаю, всё было именно ради этого момента. Я не помню почти никаких слов. Какие слова могут описать это? Было много объятий, немного слез. Но я помню, что думал, когда мы втроем держали Европейский Кубок:

«Мы его выиграли. От парка через дорогу до Мадрида – мы сделали это»,

Менее чем 24 часа спустя я был на параде в честь победы, на улицах Ливерпуля. Мне жаль, но мы не поехали тем же маршрутом, что в 2005 году. Мы не проехали мимо моего дома. Представляете себе?! Мне нужно поговорить с кем-то насчёт этого…

Но, в конце концов, мы проехали достаточно близко. Когда мы были в моем районе, я не мог думать ни о чем, кроме того парада в 2005. Как мы стояли на пороге нашего дома. В июне я смотрел по сторонам и видел вокруг сотни маленьких Трентов Александров-Арнольдов. Тысячи, на самом деле, мальчишки и девчонки всех возрастов. И я бы хотел сказать вам всем, если вы это читаете, только две вещи.

Первая. Идите за своей мечтой изо всех сил. Отдавайтесь ей полностью, и однажды она может стать реальностью. Не дайте никому убедить вас в обратном.

Вторая. Никогда не забывайте, кто вы, откуда вы, и кто помог вам добиться ваших целей. Без них ничего из этого не было бы возможным.

Трент Александр-Арнольд, Ливерпуль.

Подписывайтесь на The Anfield Voice: VK/Telegram

Оригинал The Players’ Tribune.

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий