«На таможне у меня взяли носок и спросили, что там такое». Кокаин превратил молодую звезду НХЛ в изгоя

допинг происшествия НХЛ Хоккей

Первый игрок, который попался на этом.

От редакции Sports.ru: это пост пользовательского блога «Эпицентр» – главного поставщика крутых энхаэловских историй на Трибуне. Поддержите его плюсами, подписками и комментариями, чтобы интересные сюжеты о клубах и отдельных звездных игроках появлялись чаще в вашей ленте.

Истории кокаина в НХЛ около 40 лет, и примерно раз в 3-4 года кто-нибудь из игроков попадается или подозревается в его употреблении. Если комментарии Евгения Кузнецова после майской истории с белым порошком кажутся вам нелепыми, вы точно не слышали, как поймали бывшего нападающего «Рейнджерс» Дона Мердока – первого хоккеиста, дисквалифицированного за допинг в лиге.

В 1977-м его задержали в аэропорту Торонто с пятью граммами кокаина. Хоккеисту предъявили обвинения в наркотрафике и грозили семью годами тюрьмы, но после разбирательств, которые продолжались около года, НХЛ отстранила Дона на 40 матчей и оштрафовала на 500 долларов (средняя зарплата в лиге была около 100 тысяч в год).

Мердок из молодой звезды превратился в изгоя, и хотя еще несколько клубов, включая «Рейнджерс», давали ему шанс, психологически прийти в себя, после того случая он не смог и довольно быстро покинул НХЛ.

«Вы не представляете, в каком аду я сейчас нахожусь», – рассказывал он для The Gazette в первом после дисквалификации интервью.

«Ад начался в августе 1977-го. Я завершил сезон из-за травмы в феврале, а до этого момента претендовал на «Колдер Трофи». У меня было 32 гола и 24 передачи в 59 матчах. Я провел лето в Нью-Йорке, снял дом на Лонг-Айленде, иногда устраивал вечеринки. На одной из них было дико. Куча друзей не из мира хоккея, разве что несколько парней из минорных лиг. Я немного выпил и в 4.30 утра пошел спать. Проснулся через два часа от невозможного шума – вечеринка на первом этаже все еще продолжалась. Я спустился вниз, выгнал всех, а один парень прямо у двери сунул мне что-то в карман рубашки. Я как раз вышвыривал его из дома.

Я поднялся наверх, лег на кровать и достал это что-то из кармана. Там был целофановый пакет для сэндвичей, а в нем находился кокаин. Тот чувак думал, что таким образом отблагодарил меня. Конечно, мне стоило сразу избавиться от этой хрени. Смыть ее в унитазе или где-нибудь еще. А я открыл ящик с одеждой и сунул пакет в носок. Думал, что выкину пакет позднее, а пока пусть он не мозолит мне глаза.

Знал ли я, что на моей вечеринке употребляют кокаин? Я этого не видел. Если что-то и было, то не у меня дома. Я в тот вечер не употреблял его. Я чувствовал, что дома кто-то курит траву, но сам ее не трогал. Ну, может, сделал пару затяжек. Употреблял ли я когда-нибудь кокаин? Да, в конце июля. Один раз. Я сказал НХЛ, что никогда этого не делал, но я врал. Это была дискотека, я ничего не знал о кокаине. Я попробовал, и мне не понравилось. Мне даже травка не нравится. Я пьянею от нее и становлюсь голодным как зверь.

Я уснул, а утром совершенно забыл о том, что оставил кокаин в носке. Следующую неделя я провел в Сиракьюз, где наблюдался у врачей, а потом вернулся в Нью-Йорк на денек перед вылетом в Канаду. Была вечеринка, я напился и пришел домой в 4 утра. Подруга собирала мне чемодан, и она положила в него те самые носки с кокаином, о котором я совсем забыл. Мне было плохо, жуткое похмелье. По прилету в Торонто меня остановили на таможне и попросили пройти на осмотр. Такое бывало и раньше, я не придал этому значения.

Один из служащих взял носок, заглянул в него и спросил: «Это что там такое?».

Меня как будто ударило по башке. Мне подурнело. Я совершенно забыл о том пакете. Я соврал, сказав, что не знаю, что там. Сказал, что это не мое. Они позвали полицейских. В кармане у меня была пачка Winston, а внутри – пять косяков травы. Я знал о них. Я сказал полиции, что это для личного использования. Когда мне сказали о подозрении в наркотрафике и возможном тюремном заключении, я закричал: «Я не хочу в тюрьму, я не хочу в тюрьму!». В аэропорту меня встречал брат, он тоже играл в НХЛ. Я рыдал: «Боб, моя карьера завершена. Боб, я все ******».

Еще больше хоккея – в телеграм-канале «Эпицентр»

Фото: Gettyimages.ru/Bruce Bennett Studios

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий