Либеро были уникальным тактическим приемом и для атаки, и для обороны. Но вымерли из-за «Милана» Сакки

Интер бундеслига Германия серия А Италия Милан Франц Беккенбауэр Армандо Пикки Гаэтано Ширеа Арриго Сакки Футбол

Беккенбауэр и Заммер забивали больше форвардов.

«Ливерпуль» выиграл Лигу чемпионов и провел 27 сухих матчей в сезоне, и теперь ван Дейк – главный фаворит в борьбе за «Золотой мяч». Недооценка защитников настолько велика, что случилось такое впервые за 13 лет. 

А что если так было не всегда? Что если существовала оборонительная позиция настолько яркая, что за 30 лет ее представители больше десяти раз попадали в топ-5 лучших игроков мира и выиграли три «Золотых мяча» – то есть раз в несколько лет стабильно задвигали большинство форвардов мира.

Либеро были уникальными защитниками – порождением особой футбольной эпохи, когда две свободные роли (второй была классическая «десятка») вносили анархическую непредсказуемость чистого творчества в любую, даже самую скучную тактику. Защитниками пренебрегают потому, что они всегда в тени, но либеро невозможно было не заметить. Они больше всех отбирали, чаще перехватывали, начинали и завершали атаки – умели с мячом все, независимо от того, защищались или нападали. 

Либеро были богами защиты. Воплощением рациональной красоты оборонительного искусства.

Либеро разбирались в футболе лучше других защитников. Их расцвет длился около 30 лет

Все началось в 1930-х с австрийского тренера Карла Раппана, работавшего в Швейцарии. Раппан был нацистом и членом НСДАП, но кошмары видел почему-то про футбол. В одном из снов, самом частом, быстрый форвард на скорости проходил его центрбека, вылетал один на один и забивал – ни защита, ни вратарь ничего не могли сделать.

В то время существовала только одна система прессинга – персональная, причем она полностью соответствовала названию: в отличие от современной персональной опеки, в любом случае смешанной с зонной, тогда игроки были привязаны к своим позициям и работали по оппоненту весь матч. Командная игра разбивалась на одиннадцать индивидуальных противостояний: левый защитник держал правого вингера, левый центрбек – правого центрфорварда и так далее. Этим и объяснялись кошмары Раппана: если нападающий превосходил опекуна классом, то обыгрывал его и без помех выходил к воротам – остальные защитники держали других игроков и не успевали вмешаться.

Подкрутив популярные расстановки, Раппан расправился с неврозом созданием чистильщика – центрального защитника за спинами других центрбеков в схеме 1-3-3-3. Чистильщик освобождался от персональной опеки и смещался позади оборонительной линии в ту часть поля, где находился мяч – чтобы страховать защитника перед собой. Это еще не был классический либеро, но так появились место на поле, фундамент для развития роли и первая из трех игровых установок – подстраховка партнера.

Вторая родилась в «Интере» в начале 60-х. Эленио Эррера понял, что свипер, надежно прикрытый блоком из трех защитников впереди него, может без прессинга начинать атаки длинным и средним пасом. На эту роль тренер выбрал Армандо Пикки – невысокого центрбека с хорошим видением поля и чтением игры. Интериста стал первым настоящим либеро.

Окончательно роль оформилась во второй половине 60-х, когда Франц Беккенбауэр захотел выжать максимум из разнообразия своих талантов. К тому моменту будущий Кайзер уже переместился с левого фланга атаки в центр полузащиты, но не был удовлетворен до конца. Вдохновение он поймал, наблюдая за «Интером» Эрреры. Пикки был не единственным необычным защитником в итальянской команде; в схеме 1-3-3-3 Джачинто Факкетти совмещал функции левого центрбека и левого латераля (правого не существовало вовсе), закрывал весь фланг и свободно подключался к атакам. Беккенбауэр совместил роли Факкетти и Пикки, превратился в либеро с пасом и подстраховкой партнеров и свободно действовал по всей вертикали поля. 

Беккенбауэр перевернул игру. Он управлял темпом из-за спин защитников, выводил команду на чужую половину поля и во время позиционных атак неожиданно включался из глубины, создавая численное преимущество в любой зоне и расшибая оборону дриблингом, скоростью и мощным ударом с обеих ног. Немецкий футбол вдруг стал доминировать в Европе, а команды, в которых играл Франц, побеждали везде. Он взял 13 трофеев с «Баварией» (включая три Кубка чемпионов), чемпионат мира и Европы с ФРГ, три из четырех сезонов NASL с «Нью-Йорк Космос» и чемпионат Германии с «Гамбургом» в 80-х, когда вернулся доигрывать.

Беккенбауэр стал образцом либеро. Невысокие, тощие, но всегда самые умные и разносторонние в команде, свободные защитники каждым движением высмеивали представления о том, что центрбеки обязательно должны быть рослыми и плечистыми. Либеро были последней линией обороны, и так как линия эта состояла всего из одного игрока, то выбирали туда настоящих мастеров – таких, которые в одиночку стоили остальной тройки защитников. Их обязанности полностью основывались на интеллекте: нужны был идеальный тайминг и чувство пространства, чтобы страхуя отыгранного центрбека, безошибочно включиться в отбор – тогда, когда форвард не успеет пробросить мяч. И максимальное понимание футбола, чтобы вести игру и выдвигаться к воротам в тот момент, когда соперник точно не ответит контратакой.

80-е были эпохой Гаэтано Ширеа (самый элегантный защитник в истории, футболист с пасом Пирло и оборонительными навыками Несты) и Франко Барези (Гуллит жаловался, что его невозможно обыграть: «Он знает, что сделает форвард, раньше самого форварда»). Марсель Десайи называл Барези последним великим либеро, но классные свободные защитники зацепили и 90-е: в 1996-м Маттиас Заммер выиграл Евро и «Золотой мяч», а в 1999-м «Бавария» с Лотаром Маттеусом вышла в финал Лиги чемпионов и почти победила «МЮ».

Заммер и Маттеус были последними заметными либеро в истории футбола. К началу нулевых роль выжила только в отсталых лигах и вскоре исчезла совсем. Но ее проблемы начались гораздо раньше.

Либеро уничтожил Арриго Сакки

В конце 70-х в футболе начались концептуальные перемены, связанные с популярностью тотального футбола. Защищаясь и нападая всей командой, голландцы очень творчески применяли персональную опеку – почти до полного разрушения понятия персонализации. Основываясь на голландских находках, тренер «Ромы» Нильс Лидхольм развил смешанный прессинг: римляне играли в 1-3-3-3, но персональной опекой занимались только два центральных защитника, за которыми чистил либеро, а остальные игроки перекрывали зоны. Смесь катеначчо и тотального футбола принесла Лидхольму скудетто в 1983 году; Италия увидела, что успешными могут быть не только суперзакрытые стили.

Через четыре года провинциальный тренер Арриго Сакки возглавил «Милан» и завершил переворот в игре. Сакки переосмыслил тотальный футбол, смешал собственные идеи с тактическими находками Виктора Маслова и закончил эпоху классического катеначчо.

Команды Сакки защищались движением вперед, к чужим воротам, и помешались на моментальном отборе. Главным элементом обороны стала полузащита, которая высоко давила сразу после потери мяча и превращалась в передовую линию защиты в позиционной игре. Арриго первым осознал важность движения и выносил игроков тактическими тренировками; «Милан» захватывал пространство и контролировал игру даже без мяча. Логическим выражением новой концепции стал зонный прессинг – Сакки создал систему, которая легла в основу современного футбола.

Это была тактическая революция. И, как всякая революция, она потребовала великой жертвы. Арриго Сакки зарезал либеро – символ старого футбола.

Впрочем, мотивы у великого тренера были рациональные, а не сакральные. Либеро не вписывался в его стиль. Роль потеряла смысл.

Чистильщики были продуктом персональной эпохи: в системе, где каждый игрок связан с оппонентом по позиции и держится строго рядом с ним, свободные защитники обретали всемогущество. Освобожденные от опеки, они становились лишними в атаке и защите и создавали численное превосходство в любой игровой ситуации. В зонном прессинге либеро потеряли главное преимущество.

Так свиперы стали необязательными, и этого было достаточно, чтобы отказаться от них – команда топ-уровня не может позволить себе необязательных игроков. Но у Сакки нашлись и другие причины. Фундаментом его системы стала горизонтальная и вертикальная компактность, которая была невозможна с либеро – защитник позади основной линии неизбежно удлинял построение и тем самым дарил сопернику глубину атаки. Защита в линию была необходима.

Основываясь на этом, Арриго Сакки превратил искусственный офсайд в полноценный оборонительный прием – этот трюк существовал с 19-го века, но до итальянского пророка применялся эпизодически. Так как в катеначчо за офсайды отвечал чистильщик, линейной защитой в переделанном «Милане» управлял бывший либеро Франко Барези – он давал сигнал, выбрасывая руку, и вся оборона делала шаг вперед. Поднятая рука Барези стала одним из символов системы Сакки.

Философия Сакки, встреченная с недоверием, захватила мир в конце 80-х. «Милан» выиграл шесть международных трофеев за два года (два Кубка чемпионов, два Суперкубка и два Межконтинентальных кубка). У красно-черного доминатора появились последователи; классический катеначчо задыхался, и вместе с ним вымирал либеро.

Самую яркую оборонительную позицию в истории добили изменения в правилах. В 1990-м ФИФА скорректировала правила офсайда: форварду разрешили держаться на одном уровне с последним защитником (раньше он должен был стоять дальше него от ворот). Это уничтожило среду обитания либеро – он стал ненужным даже в командах, применявших персональный прессинг: теперь нападающий мог находиться на одной линии с последним защитником, следовательно, туда же приходил его опекун, и защита сама собой выстраивалась в линию – страховать было некого. В 1992-м вратарю запретили брать в руки после паса назад – киперы научились играть ногами и теперь выносили сами, без помощи защитника перед ними.

Функции либеро теперь исполняют игроки разных позиций

Прошло пятнадцать лет с тех пор, как Греция с чистильщиком Делласом выиграла Евро. Футболом правит защита в линию, а функции либеро разбросаны по разным ролям: опорники и центрбеки начинают атаки, реджисты ведут игру, фулбеки подключаются к атакам из глубины, а вратари страхуют оборону. Но некоторые игроки приближались к классическим свободным защитникам – пусть не позиционно, но идеальным исполнением отдельных компонентов.

Нойер чистит за центрбеками и исполняет лишнего разыгрывающего в позиционных атаках – Мануэль был бы полноценным либеро, если б врывался в штрафную и прямо участвовал в голах. Пике и Кулибали часто включаются из глубины и начинают атаки – из основных обязанностей им не хватает только подстраховки и позиции за линией обороны. Бонуччи напоминает Гаэтано Ширеа головокружительным длинным пасом.

Отдельные команды пытаются вернуть преимущества свиперов без изменения структуры игры – например, опуская опорника в центр защиты в позиционной обороне. Что характерно, такие идеи обычно рождаются в Италии – стране, которая вместе с Германией была основной территорией развития и существования свободных защитников (это бесит Сакки: «Капелло говорит, что мы заново открыли либеро, и это действительно так. Наши команды переполнены страхом, играют от обороны и из-за чистильщиков проваливаются в еврокубках, где у соперника всегда на игрока больше в середине поля»). В ответной игре против «Атлетико» похожую роль сыграл Эмре Джан – переключался между защитой и полузащитой, участвовал в розыгрыше атак с задней линии и закрывал разрывы в обороне. На Евро-2012 Чезаре Пранделли использовал Де Росси в качестве модернизированного либеро перед обороной: Даниэле начинал атаки, страховал опорников и стал лучшим на турнире по количеству перехватов.

Но настоящих либеро давно нет. Они вымерли, как и классические «десятки», став символом внесистемной свободы – чего-то совершенно несовременного, из времен хиппи и классического рок-н-ролла.

***

Трансферные окна появились только в 2002 году – чтобы ограничить власть игроков и агентов. АПЛ была против
Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: Gettyimages.ru/Alexander Hassenstein; wikipedia.org/Nationaal Archief; globallookpress.com/Heinrich Sanden/dpa

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий