Как происходил уход Елизаветы Туктамышевой от ее первого тренера к Мишину? Интервью Светланы Веретенниковой

Алексей Мишин Елизавета Туктамышева Фигурное катание

После сегодняшнего интервью Ализы Лозко о ее  уходе от Алексея Мишина, а в последствии и о завершении многообещающей карьеры, захотелось вспомнить еще одно расставание. Елизаветы Туктамышевой с ее первым тренером. Приведу интервью Светланы Веретенниковой за январь 2015 года.

Странное расставание 

Два года назад перед чемпионатом Европы в столице Хорватии, где Елизавета Туктамышева выиграла бронзовую медаль, ничего не предвещало расставание фигуристки с её первым тренером.

— Вскоре после турнира в Загребе вы перестали работать вместе. Можете раскрыть причины этой разбежки?

 — Отчасти. Отвечу дипломатично — хорошее я говорить не буду, а плохое не хочу, — спокойно, но убедительно отрезала Светлана Михайловна. — Жаль, что расставание наше получилось странным. Пересказать мои чувства сложно. Это была не обида, не опустошение. Я понимала, что когда-то это может произойти, но просто не была готова к столь резкому повороту событий. Всё-таки мы с Лизой работали вместе почти полтора десятка лет.

 — А в чём состояла странность расставания? Лиза вам не позвонила, чтобы сообщить это известие? — Она прямо из аэропорта в Загребе набрала телефон президента Федерации фигурного катания России Александра Горшкова, и сказала ему, что больше не работает с Веретенниковой.

— Неужели Лиза сама пришла к этому решению?

 — Разумеется, нет. Ей помогли в его принятии.

 — Но для мэтра Мишина чувство ревности к коллеге выглядит как-то нелепо, что ли.

— Снова скажу обтекаемо. Через год готовую спортсменку могла поджидать Олимпиада, и зачем ей было два тренера? Когда Мавр сделал своё дело, его почти всегда аккуратно отправляют долой или выгоняют.

— Лиза — своенравная девушка?

 — Не знаю, какая она сейчас. Когда мы работали, Лиза была доброй, отзывчивой, очень исполнительной, и я не испытывала никаких проблем. Мне приносило радость, удовольствие и даже счастье работать с Лизой. Её не надо было уговаривать и заставлять тренироваться — я объясняла, она выполняла.

— А какой Алексей Николаевич по характеру?

 — Он сложный человек.

 — В каком плане сложный?

 — Большой мир фигурного катания накладывает свой отпечаток на характер человека, — после достаточно продолжительной паузе Светлана Веретенникова подобрала эпитет. — Он умеет нажать нужные кнопочки в мире больших интриг, а я, наивная и простодушная, думала, что работаю для Лизы. Я полагала, что она без меня не сможет. Но, как видите, смогла.

 

— Между тем минувший олимпийский сезон обернулся для Туктамышевой серией неудач.

 — Видимо, просчёт был допущен в том, что меня отодвинули от неё слишком поздно, — сказала Светлана Михайловна без всякой иронии, что не лишило эту фразу ироничной окраски.

— У вас найдётся ответ на вопрос с перспективой: что и как надо делать, чтобы на Олимпиаде-2018 в Корее состоялся олимпийский дебют Елизаветы Туктамышевой?

— Ответ тут только один — необходимо продлить на три года её спортивное долголетие. В 2018 году в Пьончанге будут кататься очень много маленьких и злых фигуристок. Лиза сейчас выступает хорошо, но у неё нет той технической базы, которой обладает, к примеру, Елена Радионова. В произвольной программе Лена делает два каскада прыжков в три оборота, а Лиза на чемпионате России не сделала ни одного каскада 3-3. Хотя я давно говорила, что ей надо делать эти два каскада 3-3 — в первой части лутц-тулуп и во второй сальхов-ритбергер или сальхов-тулуп. Но эту мечту воплотить в жизнь я не успела.

— Нынче в женском одиночном катании высочайшая и даже жестокая степень конкуренции. Это даже не девочки, а какие-то пираньи и зубастые крокодилы.

— Ещё раз повторю, что это происходит оттого, что в России фигурное катание бежит вперёд семимильными шагами.

— При этом существует опасность загнать девчат в этом бешеном галопе.

— Но это и есть реалии спорта высших достижений. Кто-то выживет в этой гонке, а кто-то будет съеден. Посмотрите вокруг: из ровесников Туктамышевой сегодня остались только две фигуристки — сама Лиза и Аделина Сотникова.

— Простите за излишнюю настойчивость, но крайне любопытно узнать у вас конкретный пофамильный прогноз о том, кто кого съест к Играм в Корее?

— Думаю, что Юля Липницкая придёт в форму. На чемпионате России в Сочи помимо Лены Радионовой мне очень понравились Евгения Медведева и Серафима Саханович. У них прекрасное катание и прочная техническая база. Не нужно сбрасывать со счетов и Аню Погорилую. Это тоже очень яркая девочка, которая к тому же демонстрирует хороший вкус при выборе костюмов.

— У этих ярких девочек и наставницы исключительно харизматичные. Насколько вы были свободны в общении с тренерами или надо было держать ухо востро и язык за зубами?

— Про террариум я ведь обмолвилась не напрасно. В большом спорте такие отношения вполне оправданны. Чтобы выжить на самой вершине, надо быть зубастой. Не будешь кусаться, тогда тебя проглотят. Увидев и осознав всё это, я для себя решила: «Такой путь для меня не приемлем!» Сейчас меня вполне устраивает моё нынешнее положение. В большой спорт я никогда не хотела пробиваться и прорываться. Но получилось так, что с Лизой у нас была хорошая интересная работа, в которой я развивалась как тренер. А сегодня не хочу возвращаться в российское фигурное катание. Видимо, до недавнего времени для меня его было слишком много…

После разлуки с Лизой Светлану Веретенникову ушли с тренерской ставки в родном Глазове, и специалист на время осталась без работы. В этот сложный момент тренера поддержали заграничные друзья, и Светлана Михайловна, попробовав поработать в США и Венгрии, оказалась в Италии. Лучший миланский каток Agora Skaiting Team предложил Веретенниковой контракт.

 

Источник :http://izvestiaur.ru/sport/10036501.html

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий