Яшин бастовал в НХЛ 454 дня. Его битва за деньги изменила историю НХЛ

Александр Дэйгл Оттава НХЛ Алексей Яшин Хоккей

Как Яшин превратился в Cash-In.

Совсем недавно мы вспоминали веселую карьеру Николая Хабибулина, важное место в которой занимает его забастовка, отнявшая почти два сезона в годы расцвета вратаря. Там все закончилось хорошо: «Тампа» дала вкусный контракт и шанс выиграть Кубок Стэнли, «Чикаго» – только жирный контракт, поэтому сейчас Хабибулин не жалеет о своей забастовке.

Параллельно с Хабибулиным бастовал еще один русский игрок, который в итоге ничего не добился, был обменен в одну из самых странных команд нулевых и довольно рано выкуплен. Речь про Алексея Яшина, контрактные споры которого заставили канадских фанов чуть адаптировать фамилию – Cash-In. Как это переводится, пояснять не надо.

За 8 лет в «Оттаве» Яшин трижды был недоволен условиями контракта: два раза это выливалось в забастовки, один раз – в пропуск полноценного сезона и в огромную фанатскую любовь сразу в двух американских столицах. Вспоминаем, как «Капитан Россия» стал центром самой громкой забастовки 90-х.

В 1992-м молодой Яшин был первым игроком, которого взяла на драфте заново рожденная франшиза из Оттавы. Его выбрали под вторым номером – и в любой другой ситуации он стал бы центром маркетинговой кампании беззвездной команды, но через год произошло событие, которое разнесло отношения Яшина и менеджмента вдребезги. «Оттава» выбрала под первым номером драфта Александра Дэйгла.

Дэйгл запомнился истории в основном тем, что отлил в гранит выражение «Хорошо, что меня выбрали на драфте первым – никто не помнит, кто был вторым», встречался с Памелой Андерсон и стал одним из главных драфт-разочарований. Но в июне 1993-го от Дэйгла ждали даже больше, чем от Коннора Макдэвида в 2015-м – ожидания были сильнее, потому что их подогревала франкоканадская часть страны (Дэйгл был франкофоном).

Яшин в первом сезоне в ужасной «Оттаве», набранной на драфте расширения (тогда он проводился в формате «клочки по закоулочкам»), выбил 79 очков – на 28 больше Дэйгла. При этом они были в схожих условиях – партнеры у молодых центров были одинаково ужасные. Но руководство при этом гипертрофированно выделяло Дэйгла. Сразу же после драфта Александр получил пятилетний контракт на 12,5 млн, который шокировал всю НХЛ – юнец сходу врывался в топ-10 лиги по зарплате. Этот контракт в дальнейшем станет одним из аргументов, чтобы ограничить зарплаты новичкам в новом коллективном соглашении.

Яшин получал в два с половиной раза меньше, но играл намного лучше. Тем не менее, по окончанию дебютного сезона менеджмент «Оттавы» активно продвигал Дэйгла как кандидата на «Колдер Трофи», хотя во второй половине сезона он просто растворился, а на Матч звезд от «Сенаторов» поехал именно Яшин, а не Дэйгл. Все это вызвало сильное недовольство Алексея.

Перед началом укороченного из-за локаута сезона игрок и менеджмент заключили джентльменское соглашение: если Яшин наберет 46 очков, то стороны перезаключат контракт, где русский центр получит то, что заслуживает. По итогам года Яшин снова обогнал Дэйгла (44-37), но, как видно, до обговоренной метки нападающий не дотянулся. Генменеджер «Оттавы» Рэнди Секстон заявил: «Мы не собираемся понижать планку ради Яшина».

Яшин и его агент Марк Гандлер были в шоке от этого, объявили забастовку и потребовали немедленного обмена. Необходимо отметить, что в тот период на стороне русского центра было не только большинство фанатов (а Яшин был чуть ли не единственным светлым пятном в команде). но и многие сотрудники фронт-офиса клуба. Директор по развитию игроков Джон Фергюсон публично встал на сторону Алексея – когда ему предложили держать мнение при себе, он ушел в отставку. «Оттава» без первого центра покатилась вниз, в ноябре главного тренера уволили (по слухам, из-за того, что он отправил Дэйгла в четвертое звено).

В Оттаве какое-то время рассматривали возможность обмена Яшина на Стива Айзермана – ролевую модель «Капитана Канады» (правда, на тот момент это был человек, не выигравший ничего), но Скотти Боумэн решительно отверг такую возможность. В итоге «Оттава» уволила генменеджера, а новый глава клуба быстро пришел к компромиссу с Яшиным.

Все три следующих сезона Яшин неизменно становился лучшим бомбардиром клуба. Регулярный сезон-1998/99 стал его пиком: Алексей набрал 94 очка (у второго в команде, партнера Яшина по звену Шона Макичерна – лишь 56), центр влетел в тройку фаворитов «Харт Трофи». Правда, в плей-офф все это было бесполезно, в первом раунде «Сенаторс» наткнулись на «Баффало» Доминика Гашека. который не позволил Яшину набрать ни одного очка.

Провальный плей-офф не смутил игрока и его агента. Ягр и Гашек, которые вошли в тройку номинантов на MVP вместе с Яшиным, получали по 9-10 млн. Яшин и его агент Марк Гандлер решили, что они ничуть не хуже чехов, потребовав у «Оттавы» 10 млн – троекратную прибавку к действующему на тот момент контракту.

«Я знаю, поверьте, чего стоит Алексей. В НХЛ ему очень мало равных: Пол Кария, Петер Форсберг, Яромир Ягр, Доминик Гашек, Теему Селянне, Эрик Линдрос, Павел Буре – вот, пожалуй, и все» – комментировал Марк Гандлер вопросы о том, как он рассчитал ценность своего клиента.

Отметим, что на момент забастовки Яшин уже успел оскандалиться. В марте 1998-го центрфорвард сделал огромное пожертвование Национальному центру исскуств – музей получал миллион долларов за пять лет, Яшин получил огромный респект от местной общественности. Однако, уже через год музей объявил, что хоккеист отменил пожертвование (на тот момент Центр получил лишь 0,2 млн). Журналисты выяснили, что 85 из 200 тысяч долларов, которые получал музей, возвращались в компанию, которую контролировали родители Яшина за некие «посреднические услуги». Репутационный буст быстро стал репутационным провалом.

Осенью 1999-го у менеджмента «Оттавы» не было никакого желания удовлетворять новые желания своего капитана. Платежка «Сенаторс» на тот момент составляла лишь 22 млн долларов, и клуб просто не мог позволить тратить ее половину на одного игрока, пусть и из топ-3 лиги. Владелец клуба Род Брайден был голосом канадских клубов, которые на тот момент испытывали огромные финансовые трудности и требовали от федерального правительства помочь материально. Естественно, бюджетные деньги не могли пойти на компенсацию огромных потребностей русского игрока.

Да и «Оттава» уже не находилась в ситуации осени-1995, когда у команды не было вообще никого. Молодые Альфредссон, Госса и Бонк были готовы сделать шаг вперед, поэтому менеджмент занял жесткую позицию: или Яшин возвращается в состав до 8 ноября, либо клуб дисквалифицирует его и переносит последний год контракта на новый сезон. В этот раз несогласных внутри клуба уже не было, да и другие менеджеры НХЛ поддержали эти действия.

«Оттава» решила держаться жесточайшей линии: не только дисквалифицировать Яшина, но и не обменивать его, даже несмотря на выгодные предложения. На центра претендовал «Чикаго», который в том же году интересовался другим русским забастовщиком Николаем Хабибулиным. «Оттаву» не устроило даже довольно щедрое предложение в виде Брайана Маккейба, Эрика Дазе и пика первого раунда.

«Дело Яшина» стало делом не только игрока и команды, но и лиги и профсоюза игроков. Профсоюз, естественно, встал горой за игрока, пусть и казавшегося многим наглым. NHLPA предложила передать дело в арбитраж, лига отказалась и подала иск на профсоюз за «оказание поддержки хоккеисту, не выполняющему условия своего контракта». Сам же Яшин не делал почти ничего – тренировался в «Клотене», который тогда возглавлял Владимир Юрзинов, а также подписал контракт с миланским клубом в качестве «технического советника»

Переговоры не двигались, зато все стороны начали кидаться друг в друга исками. В феврале 2000-го федеральное правительство отказало канадским командам в финансовой помощи, после чего Брайден сделал две вещи: объявил, что готов продать команду, чтобы она уехала в Портленд или Хьюстон, а также подал в суд на Яшина, чтобы он вернул ему те самые 3,6 млн. Болельщик «Оттавы» потребовал от Яшина 27 млн за моральный ущерб, а также компенсировать стоимость абонементов всем фанатам клуба – суммарно выходил 71 млн.

В апреле к тяжбам присоединились новые стороны – ФХР и ИИХФ. «Оттава» решила переть до конца и планировала запретить Яшину играть на чемпионате мира – даже после того, как клуб завершил бы сезон. Марк Гандлер возмущался: «Когда «Сенаторы», как, впрочем, и любая другая команда, заканчивают выступления в регулярном чемпионате или в кубковом турнире, сезон для них считается завершенным. И хоккеисты вправе сразу же делать все, что душе угодно. Например, лететь отдыхать на Гавайи или играть на ЧМ». Независимый арбитр тогда принял решение в пользу Яшина и ИИХФ – но, как вы помните, сборной это не особо помогло.

В конце июня другой независимый арбитр принял решение не в пользу Яшина: игрок должен был доиграть один сезон на условиях клуба. «Сенаторс» получили все, что хотели, что стало неожиданным для многих – обычно арбитраж принимал решения, более выгодные игрокам. Это решение фактически закрыло великую эру игроцкой вольности.

Больше смысла сопротивляться не было. В сентябре Яшин заявил на пресс-конференции: «Я здесь, в Оттаве, только потому, что по закону нигде в мире, кроме как в столице Канады, не имею права выполнять свою работу – играть в хоккей».

Возвращение в «Оттаву», естественно, получилось крайне неловким. До забастовки Яшин был капитаном – ему не только не вернули«С», но и не дали «А». Новым капитаном стал Альфредссон, и главный тренер особо подчеркнул: «Альфи всегда был верен клубу и всегда был настоящим лидером на льду». Яшина освистывали на каждом матче, а ехидный владелец клуба подал против игрока миллионный иск.

В ноябре тафгай «Флориды» Тодд Симпсон атаковал ничего не подозревающего Яшина и начал его избивать. В раздевалке Тодд объяснял: «Руководство команды дало ему ясный намек, когда держало год вне игры. Суд дал ему ясный намек своим решением. Я посчитал, что игроки тоже должны выразить свое отношение. Я знаю, что многим парням не понравилось его поведение. Я надеялся, что арена будет аплодировать мне стоя, они заслуживают видеть, как Яшину надирают задницу». Действительно, некоторые фанаты «Оттавы» радостно отреагировали на драку.

К середине сезона жизнь, казалось, потекла так, как будто и не было забастовки. Фанаты перестали гудеть, владелец отозвал иск, а Яшин набрал 88 очков и снова стал лучшим в команде. Все взорвалось в плей-офф – «Оттава» получила 0-4 в серии от «Торонто», Яшин набрал лишь одно очко, и все обвиняли лидера в отсутствии старания. Затем бывший капитан умудрился опоздать на финальное командное собрание на час – Яшин утверждал, что не знал точное время. Впрочем, новому капитану Даниэлю Альфредссону все было ясно. «Я считаю, это показывает, насколько ему важна эта команда» – ответил он. В июне Яшин перешел в «Айлендерс» и подписал огромный контракт уже в Нью-Йорке.

«Дело не в деньгах, а в уважении к труду хоккеистов. В «Оттаве» этого уважения я не заметил», – говорил Яшин во время забастовки.

Кто знает, состоялась бы ли самая громкая забастовка 90-х, если б за пять лет до этого руководство клуба не так восторженно продвигало первого номера драфта в пользу второго.

Сидел в тюрьме, выиграл Кубок Стэнли, почти не ездил в сборную. Первый русский вратарь, который стал звездой НХЛ

Фото: Gettyimages.ru/Rick Stewart/Allsport, Craig Melvin/Allsport; REUTERS/Jim Young

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий