Филимонов мог не сыграть с Украиной, но Романцев не доверял молодому Нигматуллину

Юрий Дроздов Сборная России по футболу Андрей Шевченко Александр Филимонов Алексей Смертин Дмитрий Аленичев Сборная Украины по футболу Станислав Черчесов Александр Шовковский Руслан Нигматуллин Динамо Киев Олег Романцев Футбол

После игры его травили даже дети.

Сегодня 20 лет матчу Россия – Украина в отборочном турнире Евро-2000. В той игре победа была так близка, но случилась ошибка Филимонова, которую мы никогда не забудем.

Мы уже показывали фото с того матча и вспомнили легендарную обложку «Бей, Хохлов – спасай Россию». В этом тексте вы узнаете:

• Почему Филимонов мог не сыграть в том матче

• Кто обезвредил Шевченко, до гола на 87-й минуте не сделавшего почти ничего 

• Что было в раздевалке сборной России после матча

• Как Филимонова затравили и он уехал из России – в киевское «Динамо»

Романцев боялся выпускать Филимонова и отказался от зонной защиты, чтобы закрыть Шевченко 

– У вас не вызывает опасения игра Филимонова в последних матчах?

– Вызывает.

– Возможен ли вариант, что в ворота встанет Нигматуллин?

– Мне очень нравится, как Руслан играет за «Локомотив», вопрос с вратарем пока не решен.

Романцев сильно мучился с выбором кипера. Филимонов был основным, но подозрительно глупо ошибался в последних матчах «Спартака», а за месяц до Украины корявым пасом вывел нападающего Армении (мы выиграли 2:0) один на один, но тот промахнулся.  

Других вариантов тренер боялся еще больше. 24-летний Нигматуллин хищно летал по девяткам в «Локомотиве», но еще никогда не играл за сборную. «Мы не общались по поводу моего выхода на поле, – рассказал Sports.ru Нигматуллин. – Может, Романцеву показалось, что на этом коротком сборе я был слабее. Просто тогда Филимонов играл за «Спартак», а Романцев его тренировал: были свои требования». 

Возможно, Романцев бы выбрал Черчесова, но вмешался «Тироль». Австрийцы отпустили его в сборную всего за два дня до матча, а еще был утомительный перелет Инсбрук – Вена – Москва, отнявший около шести часов. 

Вратарская проблема была не единственной – все думали, как сдержать Андрея Шевченко. Главная звезда Украины только в мае перебрался из «Динамо Киев» в «Милан» и сразу покорил Италию: голы «Лечче» и «Перуджи» в дебютных матчах, а потом невероятный хет-трик «Лацио» за 25 минут – прямо перед поездкой в Россию.

Романцев разработал под Шевченко специальный план, задумав предать любимую зонную защиту. Он хотел выпустить человека, который приклеится к форварду и будет раздражать его как минимум назойливым присутствием рядом. Все думали, что Шевченко прикроет Хлестов или Смертин, но Романцев удивил: выбрал Юрия Дроздова – защитника «Локо», который играл за сборную всего пару раз. 

«Я не удивился, потому что удивления в таких случаях быть не должно, – объяснил Sports.ru Юрий Дроздов. – Настраивался и готовился. В то время все персональщики получали одно задание: делать так, чтобы соперника не было видно на поле. И тебя, желательно, тоже. 

Никаких сверхъестественных указаний не получал, мы и так на теории хорошо изучили Украину. Плюс Шевченко же был тогда везде: в газетах, по телевидению. Все прекрасно знали, как он играет».

Перед матчем было море полиции, но все равно подрались 400 фанатов. Игроки были уверены, что выйдут на Евро

Россия думала не только о Евро, но и мечтала отомстить Украине за поражение в первом туре. Тогда команда Бышовца проиграла в Киеве 2:3, вокруг матча полыхало: украинская националистическая организация УНА-УНСО пообещала рубить в щепки фанатов из России, в день игры были драки, свистели бутылки, файеры и дубинки полиции.

«Я шел на стадион пешком, потому что живу рядом с «Мосфильмом», – рассказал Sports.ru комментатор Андрей Голованов, который работал на Первом канале в паре с Виктором Гусевым. – Помню целое море из полиции и ОМОНа.

В то время не было интернета, поэтому я читал газеты, пытаясь хоть что-нибудь найти про тактику сборной Украины, сильные и слабые стороны игроков. Но, к сожалению, вместо этого была истерия и вопли, которые суммировались в заголовке «Советского спорта». Никакого отношения к игре он не имел, газета обыгрывала только тему патриотизма. Наверное, именно тогда началось то, что сейчас достигло апогея – насаждение патриотизма. Но патриотизму нельзя научить – это не таблица умножения».

Перед игрой было несколько стычек, самая массовая – в районе стадиона «Динамо», где подрались почти 400 человек. Футболисты старались не отвлекаться на околофутбольные разборки, говорили, что сама по себе Украина не заводила – настрой и так был зашкаливающий. 

«У меня в карьере дважды было ощущение, что моя команда обязательно достигнет успеха, – сказал Sports.ru Алексей Смертин. – В первый раз – как раз после победы над французами в том отборе, был уверен, что мы пробьемся на Евро, потому что набрали отличную форму. И во второй – когда Моуринью пришел в «Челси», и мы стали чемпионами в сезоне-2004/05. Это были те случаи, когда понимаешь, что победишь, а гол – лишь вопрос времени. И это не самоуверенность, а уверенность». 

Из-за трибун футболисты не слышали даже себя – но после гола наступила мертвая тишина. Шевченко убеждал, что не навешивал, а бил по воротам 

В «Лужниках» собралось 84 тысячи человек, в том числе – мэр Москвы Юрий Лужков, премьер-министр Владимир Путин и украинский вице-премьер Валерий Пустовойтенко. 

Казалось, все идет по плану: в первом тайме Украина создала 2-3 грозных момента, но мы – в два раза больше. Самым активным был Хохлов, он заряжал отовсюду – из штрафной, с линии штрафной, из-за штрафной. Панов невообразимо не забил плечом с трех метров, а Титов – головой с пяти. 

Да, мяч не летел в ворота, но Шовковского утомляли бесконечные удары, а что еще важнее – Дроздов полностью выключил из игры Шевченко. «Я играл с ним очень близко, постоянно оказывал давление. Это неприятному любому: хоть ты суперзвезда, хоть любитель. Приходится перестраиваться и действовать по-другому, потому что свобода исчезает. И я его заставил действовать по-другому». 

Во втором тайме мы продолжили давить, а Украина огрызаться. Без голов было тревожно, на 75-й минуте Аленичев заработал штрафной. Украинцы спорили, долго не отходили от мяча, но это их не спасло: Карпин разбежался и прошил стенку резким ударом, от которого ловко уклонился Панов, а Шовковский, увидевший мяч в последний момент, красиво сложился, но не помог. 

Стадион взорвался от восторга. Кричала вся страна. 

Вот только этот восторг не перерос в счастье. 

На 88-й минуте случился один из главных кошмаров в истории нашего футбола. Украина, у которой уже вообще ничего не получалась, забралась на левый фланг. Туда прибежал Смертин и врезался в полузащитника Сергея Мизина, который обрабатывал мяч спиной к воротам. Судья свистнул фол, но никто даже не вздрогнул – мяч лежал чуть ли не на боковой линии, до ворот Филимонова было метров 35. 

От Шевченко все ждали подачи в штрафную, где было шесть украинцев и восемь наших. Нападающий закрутил прямо в ворота. Казалось, что сейчас Филимонов легко заберет мяч и потянет время. 

Но случилось то, что все и так прекрасно помнят. Неистовый вздох Гусева и растерянное «Боже мой» Голованова. 

«Было ощущение какого-то сюрреализма, – вспоминает Смертин. – Шум был настолько сильным, что мы не слышали не только партнеров, но и самих себя. И вот единственный момент, когда мы услышали себя, – после гола Шевченко. Прямо гробовая тишина».

Россия навалилась на ворота Шовковского, но забить не успела. На пресс-конференции убитый Романцев произнес мрачное: «Сейчас у меня одно желание: уйти из футбола». Шевченко же выступил как суперзвезда: «Филимонов посчитал, что я буду навешивать в штрафную и заранее пошел на перехват. А я решил пробить по воротам». 

После игры Филимонов сидел с полотенцем на голове и даже не сходил в душ. Смертин говорит, что это его фол привел к голу

В раздевалке было так же, как и в первые секунды после гола, – очень тихо. Десять лет назад Александр Панов рассказал, что молчали все, кроме Владимира Бесчастных, который кричал на вратаря. Вот только, кроме Панова, об этом никто не говорит – зато игроки помнят отчаяние Карпина. 

«Все понимали, что Филимонов переживает, никто ни на кого не кричал, – уверен Юрий Дроздов. – Карпин только сокрушался: «Ну почему это происходит с нами?» 

«Стояла тишина, разочарование, – подтверждает Руслан Нигматуллин. – В «Лужниках» тогда были очень большие раздевалки, каждый себе шептал под нос. Не помню, чтобы Бесчастных орал, но Карпин что-то высказывал, чертыхался».  

«Все зашли молча, – вспоминает Смертин. – Помню, что Филимонов зашел одним из последних, извинился, сел и закрыл полотенцем голову. Мне казалось, что он просидел так очень долго. Помню, что он даже не стал принимать душ, а сразу взял сумку и ушел.    

Никто ничего не обсуждал. Не помню, был ли в раздевалке Романцев, но к нам точно заходил Павел Бородин (управляющим делами президента, который любил футбол и ходил на матчи – Sports.ru). Он единственный пытался разговорить: любил анекдоты, пробовал нас подбодрить, но никто не реагировал.  

Хлестов вспомнил, как Бородин сказал, что несмотря такой результат, премиальные остаются у нас». 

Смертин убежден: абсолютно неправильно винить в том голе только вратаря. Алексей долго переживал из-за фола на бровке и сейчас говорит, что он повлиял на счет: «Да, я разделял вину с Филимоновым. У меня за карьеру было много необязательных фолов, но не все приводили к голам. И вообще я не делаю акцент на ошибке вратаря, это командная игра: например, мы могли забить больше, были хорошие моменты. Ошибка Филимонова – следствие. А причина – тот фол на фланге. Было далеко от ворот, можно было не фолить. 

Помню, Валера Карпин, находившийся рядом, сказал: «Ну зачем здесь нарушать?» Я согласился с ним. Кто же знал, что за этим последует гол».  

«Все, что я почувствовал, я сказал во фразе «Боже мой», – рассказал Андрей Голованов. – А что я мог еще сказать? Это было от сердца, от души. У матча был сумасшедший рейтинг, и миллионы зрителей явно выразили эмоцию немного по-другому – жестче. 

Виктор [Гусев] тоже был в ужасе, даже не смог ничего сказать. Мы обалдели. После матча, когда отключили микрофоны, сняли наушники и просто поблагодарили друг друга. Наступило опустошение. 

При всем уважении к тому поколению, наши ведущие футболисты не соответствовали международному уровню, были просто не готовы играть на больших турнирах. Ну смотрите: пропустили ЧМ-98 и Евро-2000, на ЧМ-2002 не вышли из группы. Футболисты были замечательные, но провалы нужно признать». 

Через два года Филимонов перешел из «Спартака» в киевское «Динамо» – это был первый трансфер между клубами за 25 лет. В России вратаря травили  

После той ошибки Филимонов потерял место в основе не только в сборной (выходил Нигматуллин), но и в «Спартаке». В 2001-м его выбил из состава украинский вратарь Максим Левицкий, которого купили из «Сент-Этьена», и Филимонов сказал Романцеву, что хочет уехать из России. 

Уехал, но недалеко: в июле 2001-го он перешел в киевское «Динамо», где сыграл всего девять матчей. После травмы Шовковского команде срочно понадобился еще один голкипер на Лигу чемпионов, и вице-президент Игорь Суркис позвонил в Москву: «Мы сразу же связались с руководством «Спартака», и нам удалось узнать, что существует неприязнь между Филимоновым и Романцевым. Но когда Романцев услышал о нашем предложении – сами понимаете, какова его реакция на киевское «Динамо», – то сказал: «О переходе не может быть и речи».

Замечу, что переговоры проходили ночью, по одному телефону мы мучили Сашу, а по другому, параллельно – Романцева. И все-таки нам удалось найти компромисс, и мы решились на этот неординарный шаг, ведь впервые за 25 лет игрок «Спартака» перешел в киевское «Динамо».

Филимонов отрицал конфликт с Романцевым, рассказал, что в Киеве у него живут «тетка, бабушка жены, да и теща» и радовался теплой встрече: «Если честно, то я потрясен. Дело в том, что я пока ничего не сделал для «Динамо», и поэтому реакцию болельщиков считаю авансом, который еще придется отрабатывать».

Ход был очень рискованный и даже отчаянный: фанаты в России и так кричали, что Филимонов сдал матч Украине, а после трансфера стало еще хуже. Голкипер вернулся в Россию в 2002-м. «Не было ни одного города, ни одного стадиона, где бы не скандировали: «Не простим!», «Украина!» или «Шевченко!». Я отношусь к этому как к данности. Если бы я мог что-то изменить – изменил бы. Но эта реакция существует так же, как я и шансон – параллельно и друг друга не касаемся. Люди кричат, а я играю в футбол», – рассказал он Юрию Дудю в 2013-м. 

Андрей Голованов был свидетелем травли Филимонова спустя год после матча: «Я был на игре дублей «Зенита» и «Спартака», Филимонова тогда перевели во вторую команду. Стадион «Смена»: простой, трибуны близко к полю. Весь матч дети лет 10-12, стоя за воротами, поливали Филимонова страшным матом. Дети из школы «Смена». Я таких слов никогда не знал и сейчас не знаю. Шла игра, и он даже не мог повернуться». 

Во всех интервью про тот гол Филимонов говорит, что не сломался, и напоминает, что он вообще-то еще трижды стал чемпионом России со «Спартаком» – как раз в 1999-м, 2000-м и 2001-м (до перехода в Киев провел 8 матчей). Вратарь завершил карьеру всего год назад – в 44. И ему за нее никогда не было стыдно:

«Стыдно бывает, когда ты можешь что-то сделать, а не делаешь – потому что не хочешь, например. Мне не стыдно, потому что я свое дело всегда делал честно и специально никаких плохих вещей никогда не делал. Я в первую очередь подвел себя. У миллионов людей это было, но они со временем это забыли и пошли дальше. Мне это напоминают до сих пор.

Если бы я продал эту игру, мне было бы стыдно. Я, может, сгорел бы от стыда. Но я на тот момент, на ту секунду делал все, что было в моих силах».

20 лет матчу Россия – Украина. Что вы делали, когда Филимонов забросил в свои ворота?
«Бей, Хохлов – спасай Россию». Дерзкая обложка «Советского спорта» перед матчем с Украиной

Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин, Владимир Родионов; Gettyimages.ru/Martin Rose/Bongarts, Henri Szwarc/Bongarts, Shaun Botterill, Allsport UK

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий