Фигу в 2000-м не хотел в «Реал», но Перес перехитрил его

Луиш Фигу Реал Мадрид Йохан Кройфф Паулу Футре Барселона Флорентино Перес Футбол

Луиш называл «Реал» сливочными плаксами и выносил всех по игре.

Утонченный, культурный Луиш Фигу разбирается в кино и хорошей музыке, говорит на пяти языках (английский, французский, испанский, итальянский и португальский) и мало напоминает обычный футбольный типаж. Двадцать лет назад он был звездой и секс-символом, но всемогущий статус селебрити не сорвал ему голову: португалец был домоседом, не швырял деньгами и не попадал в истории. Папарацци находили его в опере, а не ночных клубах.

Спонсоры и болельщики хорошо велись на игрока с идеальным моральным обликом. За несколько лет Фигу стал капитаном и одним из самых популярных игроков «Барсы». Каталонский фан-клуб Луиша рос почти так же быстро, как эго Флорентино Переса.

Он играл классно даже тогда, когда проваливалась команда, и в сложных матчах болельщики смотрели на него. Португалец не подводил: двумя голами принес Кубок Испании-1997, организовал 3 из 5 мячей в четвертьфинальном камбэке в Лиге чемпионов-1999/00 против «Челси» и сделал две голевых в полуфинале с «Валенсией» – для выхода в финал не хватило, потому что в первом матче без него «Барса» проиграла 1:4. Фигу стал своим парнем; когда «Барселона» выиграла титул, покрасил волосы в красно-синий и кричал в толпу: «Сливочные плаксы, встречайте чемпионов!»

23 июля 2000 года Луиш Фигу объявил, что никогда не перейдет в «Реал», а на следующий день позировал фотокорам на «Сантьяго Бернабеу». 24 июля 2000-го он стал самым ненавидимым человеком в Каталонии. Но не из-за того, как ушел – мало ли кто скрывал трансфер до последнего – а из-за того, каким уходил.

Фигу был лучшим игроком мира, сердцем и лидером «Барсы».

У Фигу были классный дриблинг и кроссы почти как у Бекхэма

В «Барсе» он оказался почти случайно. Португалец мечтал об Италии и в 95-м заключил контракт с «Пармой», а потом подписал непонятную бумагу на переговорах с «Ювентусом». Бумага оказалась предварительным контрактом, и после быстрых разборок местная федерация запретила Фиго переходить в итальянские клубы в течение двух лет – он до сих пор уверен, что отстранение продавил Моджи.

Фигу перешел из «Спортинга» в «Барсу» и попал в атмосферу гражданской войны. Йохан Кройфф и Хосеп Луис Нуньес по-разному видели перестройку после двух лет без трофеев: тренер искал новых игроков, а президент – нового тренера. «Барселона» сменила трех главных за три года и устроила несколько трансферных встрясок. Последняя – ван Гал привел восемь голландцев – расколола команду и разозлила болельщиков.

Фигу не растерялся в тотальном бардаке, избегал конфликтов и молча выполнял тренерские установки. Обычно он играл правого полузащитника и на поле делал то, что требовали: фантазировал в творческой команде Кройффа, уравновешивал разбалансированную атакующую бригаду Робсона и склеивал голландцев и местных у ван Гала. У тренеров были проблемы с Ривалдо, Стоичковым и другими звездами, но Фигу никогда не спорил.

Так португалец стал для «Камп Ноу» гарантом спокойствия в пороховой атмосфере. Какой бы сильной ни была перестройка, на правом фланге стабильно творил яркий и неконфликтный полузащитник. Новые тренеры строили команды вокруг него: Фигу был надежен как швейцарский нож – и так же легко вскрывал чужую оборону.

«Луиш – мечта любого тренера, – рассказывал Бобби Робсон. – Он вкалывает на тренировках, невероятно одарен от природы и всегда работает на команду. Фигу абсолютно неэгоистичен, это редкость среди игроков его уровня».

Фигу получал пас – и начиналось шоу. Он бил любой ногой и с любой дистанции. Разбрасывал соперников изобретательным дриблингом. Довел до совершенства ложный замах. Делал кроссы хоть и не на космическом уровне Бекхэма, но где-то в стратосфере. И всем этим совершенно покорил Кройффа: «Фигу умеет все: катает мяч поперек поля и отдает разрезающие передачи, бьет обеими ногами. И он тащит команду в сложных ситуациях. Луиш – мой последний подарок «Барселоне».

Йохан совсем не преувеличивал техническое всемогущество португальца. Когда Фигу было одиннадцать, тренер из академии «Спортинга» отказывался тренировать его: «Чему его учить, если он уже все умеет?» А сам Луиш играл вполсилы, чтобы не обижать соперников.

Именно Кройфф завершил эволюцию Фигу, научив его качественной игре в короткий пас и постоянному движению без мяча. Полузащитник использовал свободные зоны и своевременно создавал ширину в атаке, выносил защитников разнообразием способностей и за десять лет в Ла Лиге сделал 106 голевых передач – понадобилось еще десять лет и гений по фамилии Месси, чтобы сбросить Луиша с первого места в истории. Рекорд Лиги чемпионов – 9 ассистов в сезоне-1999/00 – не побит до сих пор.

«Организация гола – это искусство, – объяснял Фигу. – Голевые передачи похожи на режиссуру. А работа режиссера намного сложнее и интереснее, чем у актера».

Главным украшением этого великолепия был дриблинг. Помните молодого Криша, который уничтожал соперников смесью скорости, физики и разнообразных финтов? Его сравнивали с Фигу, только Луиш был еще техничнее и тягу к красивой игре сохранил до конца карьеры. Он делал по 10 обводок (я убедился в этом, пересмотрев матчи с «Атлетико» (5:4) в Кубке Испании-1996/97, «Валенсией» в Ла Лиге-1996/97 (3:2) и с «Реалом» в сезоне-1999/00 (2:2) – больше Месси и любого из лучших дриблеров современности. И при этом редко передерживал мяч. Латераль «Валенсии» Хавьер Гарридо просил, чтобы его страховала вся четверка защитников – «иначе остановить Луиша просто невозможно».

«Фигу можно поместить в телефонную будку с одиннадцатью соперниками между ним и дверью. Он обыграет всех», – восторгался Карлуш Кейруш.

За пять лет в «Барселоне» Фигу выиграл семь трофеев (включая Кубок кубков и два чемпионства) и дважды становился лучшим легионером Ла Лиги. Но Каталония возненавидела Луиша не только потому, что он был лидером. Когда самый достойный и надежный человек в клубе выбирает вечного врага – это сложно принять. Такие вещи сильно бьют по самооценке.

После перехода мэр Барселоны официально объявил португальца «нежелательным гостем в Каталонии». Фан-клуб закрылся и запретил упоминать имя Луиша. Президент «Барсы» Жоан Гаспар угрожал «Реалу». Болельщики встречали игрока как предателя: бросали ножи, бутылки и монеты, прессовали полицейские кордоны и вели себя так, что их поведение называл позором даже Пуйоль.

Когда Фигу приезжал в Каталонию, футбол превращался в войну. От него держались подальше даже игроки «Реала»: Макманаман отсаживался в автобусе, а Мичел Сальгадо отказывался разыгрывать угловой. Луиш оставался один против вибрирующего от злости «Ноу Камп» – и даже под таким давлением держал уровень.  

На самом деле Фигу совсем не хотел в «Реал». 

Фигу не планировал уходить из «Барсы», но угодил в ловушку Переса

На президентских выборах в 2000-м Переса никто не воспринимал всерьез. Флорентино говорил о долгах «Реала», но коммерция мало кого заботила: действующий президент Лоренцо Санс выиграл две Лиги чемпионов – это волновало намного больше финансовых трудностей. Так что на выборах-2000 Перес был «Осасуной».

Нужен был кейс, и Фло вышел на агентов Фигу с шикарным предварительным контрактом: переход в «Реал» и 6 миллионов евро в год (в шесть раз больше, чем в «Барсе») плюс подписной бонус в 2,5 миллиона евро. А если Перес не станет президентом, трансфер отменяется, но Фигу все равно получает 2,5 млн евро.

Во всем мире только один человек верил в победу Переса – сам Перес. Фигу заключил ни к чему не обязывающий контракт ради халявных 2,5 млн евро – от таких подарков не отказываются.

Договор он использовал для давления на «Барсу» – тогда казалось, что бумага пригодится только для этого. Фигу был одним из лучших игроков мира с зарплатой середняка и хотел зарабатывать хотя бы часть той суммы, которую обещал «Реал». Но президент Нуньес рассмеялся ему в лицо: «Ну подождем, пока кто-то заплатит твою клаусулу».

По контракту Луиш стоил 62 миллиона евро – на 13 млн дороже самого дорогого игрока в мире. Каталонский босс считал, что ни один сумасшедший не заплатит такую сумму, и был прав: Перес еще не пришел в футбол.

Фло разыграл красивую партию и развел всех: «Барселону», Санса, Фигу и его агентов. Флорентино объявил, что подпишет Фигу, а когда его обвинили во лжи – показал договор. И пообещал, что купит годовые абонементы всем 80 тысячам сосьос «Реала», если португалец останется в «Барсе».

«Обещание Переса опьянило фанатов «Реала», – писал журналист El Pais Диего Торрес. – Им больше не было дела до Санса и его трофеев. Всех интересовало, уничтожит ли Перес «Барсу» одним трансфером».

В тот день в испанском футболе взорвалась такая бомба, которую сейчас сделал бы только переход Месси. Каталонцы звонили в газеты, на радио, в клуб, угрожали самому Фигу. Кандидаты в президенты «Барсы» строили предвыборные кампании вокруг лидера. Луиш клялся, что не собирается в «Реал» – и говорил правду.

Но была одна вещь, о которой они узнали только после победы Переса. На обратной стороне ужасно выгодного и ни к чему не обязывающего контракта был небольшой пункт мелким почерком: если Фло становится президентом и Фигу отказывается от перехода, то будет должен 35 млн евро.

«За три дня до выборов Фигу понял, во что он влип, – рассказывал его друг Паулу Футре, который был посредником в сделке. – Ему и его дочерям угрожали смертью. Луиш сказал своему агенту Жозе Вейге, что не собирается в «Реал». Но в последнем пункте контракта было сказано о штрафе в 35 млн евро.

Важно помнить, каковы были шансы Переса на победу. Ни я, ни Вейга не думали, что Флорентино станет президентом. Когда он победил, Вейга заплакал, а я взволновался. Это значило, что Фигу или переходит в «Реал», или мы платим 35 миллионов».

«Барса» могла спасти португальца. 23 июля Жоан Гаспар стал президентом и первым делом позвонил Фигу. Они разговаривали до трех часов ночи, но новый босс клуба не захотел погасить 35-миллионный долг перед «Реалом» – логично, ведь после выкупа своего игрока над «Барсой» смеялся бы весь мир.

Фигу еще мог соскочить и остаться в Каталонии с чистой репутацией. Он был игроком «Барсы» и не мог заключить другой договор, так что переговорами и соглашением с «Реалом» занимался Жозе Вейга. В то время игроки и агенты не подписывали контрактов и решали вопросы между собой рукопожатием, так что по закону Луиш ничего не должен был ни Вейге, ни «Мадриду». В конце концов, именно Жозе пропустил пункт о компенсации – это была его работа.

Агент понимал ситуацию и заплакал перед супругой Луиша, уговаривая ее повлиять на мужа. Фигу не захотел подставлять друга и согласился на переход, который не планировал.

Возможно, Луиш не ушел бы в «Реал» только из дружбы, но были и другие причины. Фигу не доверял скользким обещаниям Гаспара, которому не нравились вопросы о повышении зарплаты. И бесился от неудач в Лиге чемпионов: «В «Барселоне» можно построить великолепную карьеру. Но чтобы достичь вершины, нужно играть за «Реал».

***

Луиш переходил в «Реал» за лигочемпионским престижем, но его наследие сильно пострадало от трансфера. «Барселона» сожгла память о гениальности португальца, оставив только плохое. В галактической сборной Переса он не потерялся, но стал всего лишь одним из бриллиантов.

А ведь Фигу был звездой одной величины с Зиданом и почти ни в чем не уступал ему. По крайней мере, накануне полуфинала Евро-2000 Франк Лебеф не соврал даже ради партнера по сборной Франции: «Зидан невероятен, но лучший игрок в мире сейчас – Фигу. Он намного сильнее всех».

***

Телеграм автора

Подписывайтесь, не пропустите новые тексты!

Фото: REUTERS/Str Old, Vincenzo Pinto, Enrique Shore, Desmond Boylan, Dylan Martinez, Sergio Perez; Gettyimages.ru/Martin Rose/Bongarts, Firo Foto, Ben Radford/Allsport, Graham Chadwick/Allsport

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий