🚲 Фанат «Спартака» всегда на велосипеде: доехал до Лиссабона и Владивостока и не потерял работу. Вот это жизнь!

велошоссе велотрек МХК Спартак Спартак Футбол

Большое интервью, карты, лайфхаки.

Перед вами интервью-путешествие болельщика «Спартака» Алексея Миролюбова (в фанатских кругах – Миролюба). Но сначала – шесть удивительных деталей из его жизни, после которых вам прямо сейчас захочется ровно три вещи: оседлать велосипед, собрать палатку и поехать в любом направлении (или просто пожать нашему герою руку). 

1) Миролюб пробил пять выездов за «Спартак» на велосипеде (две Тулы, Шанхай, Саранск и Казань), всего у него 117 выездов на футбол и хоккей; в 2009 году был на всех официальных матчах футбольного «Спартака», но золотым сезоном его не считает: «Слишком простой: только два Кавказа, без еврокубков, самый дальний – Томск». Пробил хоккейное «золото» в сезоне-2013/14;

2) Посетил 31 страну на велосипеде, проехав 40 тысяч километров; 

3) Доехал из Москвы до Владивостока за 170 тысяч рублей – это 175 дней путешествий по России и Азии (на Памире узнал, что от него уходит девушка);

4) За три месяца доехал из Москвы в Лиссабон (из Италии ехал с разрезанной рукой в гипсе, держась за руль двумя пальцами); 

5) Спалил лес в Крыму, не заплатил 900 евро по страховке, бесплатно жил в домах Исландии и Норвегии;

6) Не боится смерти. «Отношусь к смерти нормально: никто не знает, когда она произойдет. Об этом мне очень нравится выражение из песни группы F.P.G: «Бояться смерти, чего ради, она всегда левей чуть сзади». Или вот: «Кто ссыт — тот гибнет». Это выражение альпинистов и людей, увлекающихся экстремальными видами спорта».

И немного биографии: где живет, когда впервые сел на велосипед, кем работает, раз может уехать на полгода. 

Не смог стать летчиком, в школе ходил на лыжах в минус 30 

• «Родился в 1990 году в Москве, всю жизнь прожил в поселке Снегири Истринского района, – рассказывает Миролюб. – У меня там частный дом, так что не представляю, как можно жить в квартире. Все детство я работал на земле, помогал бабушке и дедушке, природа всегда была в приоритете, а от Москвы я устаю». 

• «Увлечение туризмом началось с того, что мы с дедом ездили рыбачить на острова в Тверскую область: переправлялись, жили в палатках, ловили рыбу и готовили на костре. В общем в 13-15 лет я жил такой настоящей жизнью без интернета и телефона, которых тогда и не было. Все наши увлечения были на улице – футбол, хоккей, казаки-разбойники, велосипеды. Нас воспитывала улица.

Карелия-2019 

В 17 лет отец отправил меня в Карелию в лагерь «Большое приключение», а там походы на велосипедах и катамаранах. В дальнейшем был поход на туристических лыжах по Карелии при минус 30: в лагере отправления мы жили в домиках с оленьими шкурами типа вигвамов, в самом походе ночевали в палатках в теплых спальниках, шли с рюкзаками, пока инструктор вез все снаряжение на упряжках». 

• «Я из авиационной семьи, но из-за определенных проблем со здоровьем не смог пойти в летчики, поэтому после школы в голове был полный ветер: закончил автомобильно-дорожный инситут МАДИ на «Аэропорту». При этом я совершенно не люблю машины, и если бы я мог выучиться заново, то пошел бы либо в экологи, либо в геологи, либо в строители».

Настолько любит «Спартак», что переживал за хоккейную молодежку в поезде возле Байкала. С 15 лет работал грузчиком и сам платил за выезда    

• «Когда я начинал болеть «Спартаком», он выиграл все. Как сейчас помню 1996 год, матч «Спартак» – «Алания» и золотой гол Тихонова на стадионе в Петербурге. С того самого дня я футбольный фанат. Полноценно и самостоятельно попал на трибуну в 2006 году на Лигу чемпионов, когда в нашей группе были «Интер», «Спортинг» и «Бавария». И все, и понеслась. 

Миролюб – справа в шапке. Великая стена. На пути в Шанхай 

Еще ходил на хоккей. Сокольники – наш дом, там чувствуется дух сражений. Надеюсь, хоккейный дворец восстановят, я сразу возьму абонемент, потому что «Парк легенд» я вообще не рассматриваю: мне там некомфортно, не чувствую никакой энергетики». 

• «Спартак» дал мне всех настоящих друзей и кругозор, который я открыл благодаря выездам (все началось с Самары в 2007 году). Я понял, что можно путешествовать, куда захочу, и получил колоссальные эмоции от побед своего клуба – особенно хоккейного «Спартака», когда обыгрывали фаворитов «СКА» и «Динамо» в плей-офф. Таких эмоций я даже с футболом не припомню.

Особенно победа МХК «Спартак» в финале над «Красной армией» в 2014 году. Последнюю игру мы пропустили, потому что уехали на выезд в Томск, и узнали результат в поезде на Байкале – между Иркутском и Красноярском. Просыпаемся, ничего не ловит, и тут мой друг Вова что-то поймал: «Леха, мы чемпионы!» Даже эмоций не было. Просто сжал кулак, и все – был счастлив».

Подарок от любимого ХК в честь сотого выезда 

• Родители не помогали с выездами. «Совсем в древние времена зарабатывали на карманные деньги, сдавая медь, с 15 лет работал грузчиком, таскал сыры на заводе President в Павловской слободе, потом работал продавцом в adidas». 

Совмещает постоянные поездки с работой и обходится без иностранных языков 

• Миролюб работает продавцом-консультантом в спортивном магазине «АльпИндустрия» у метро Беломорская.

«У нас больший акцент на зиму, я эксперт-продавец в горных лыжах и должен находиться зимой на работе, а лето у меня свободное, – говорит Алексей. – Большую часть самых длинных путешествий я проехал один, потому что не смог найти такого же дурака, у которого столько времени. Мои друзья, может, и хотят, но заняты работой». 

• Знает только русский язык: «У меня никаких иностранных языков – это мой минус. Зато я знаю свои минусы. В Европе общался языком жестов, что-то говорил, я же не полный ноль, кое-что могу сказать через переводчик. А когда хотел кого-то понимать – понимал, потому что легко общаться с близким по духу». 

Первый выезд на велосипеде – в Саранск. Там были бумажные карты и обугленный лес. Дорогу искали по смскам из Москвы, переправлялись на лодках через Оку  

– «Спартак» дал тебе выезды и любовь к путешествиям. Как это перешло в экстрим и велопоходы? 

– Катался с самого детства, и в какой-то момент старший брат Паша с другом поехал по Крыму на велике. Его друг Леха хорошо фотографирует и, по-моему, у него была какая-то более-менее профессиональная техника. Он выложил во «Вконтакте» 115 фотографий, я просто загорелся: «Блин, почему мне в голову не приходило, что можно на велосипеде ехать на значительные расстояния абсолютно автономно: с палаткой, ни от кого не зависеть и – самое главное – бюджетно». Так я и заразился, тоже поехал в Крым, а начинал в 2010 году с походов выходного дня по «Золотому кольцу России» и городам вдоль Волги. 

Итак, в 2012-м на велосипедах поехали в Крым: от Туапсе до Ялты с заездом на музыкальный фестиваль Kubana. Там было пять дней тотального экшена с такими монстрами, как Offspring, Korn и Sum 41 – один из самых мощных составов. Отожгли там и поехали в Крым, где нас ждали перевалы, и я офигевал, насколько мощные эти пятикилометровые подъемы. После того Крыма подсел на велопутешествия, а через год мы ввосьмером пробили первый выезд на великах в Саранск.

– Сколько вас было и как готовились?

– Идея-фикс: хотим на футбол на велосипедах. Хаос: минимальный опыт и велосипедная сумка были только у меня, не все взяли палатки и человеческие крепления – вещи к багажнику прикручивали какими-то народными средствами, лямками портфеля. 

За восемь дней проехали порядка 750 км, причем не только по асфальту, а через леса и болота, с хорошей и плохой погодой, с ливнями. Переправлялись через Оку на лодках: река разлилась до невероятных размеров. 

В один момент даже заблудились. Maps.me и OsmAnd (приложения для офлайн-навигации) еще не было, пользовались бумажными картами и атласами, спрашивали у прохожих – они в разные стороны показывали. Короче, мы накручивали круги, чуть ли не смски в Москву писали: «Посмотрите по GPS, где мы можем находиться». Нас спасла линия электропередач – мы понимали, что она в любом случае ведет в цивилизацию. И вот мы шли…

– Может ехали?

– Нет, мы именно шли, потому что там были сосновые леса. А где сосна, чаще всего песчаная почва, сложно ехать на тонких покрышках, да и цепь вся в грязи. Это закон велосипедистов, еще в старых туристических учебниках писали: «Если ты идешь с той же скоростью, что и едешь, тебе легче идти». Мы бродили, ночью вышли в цивилизацию (оказалось, Нижегородская область, Выкса, район Оки), там местные подсказали. Но и это не все. Ночью поставили палатку в каком-то лесу, еще тогда с фонарями заподозрили: что-то не так. Просыпаемся – а там голый лес, на деревьях обгоревшие стволы без листьев. В тот год были сумасшедшие лесные пожары. 

– Сколько денег потратили за поездку?

– Точно не помню, но совсем немного. Шиканули только один раз, когда попали под лютый дождь и сняли домик на всю банду. Обратно ехали на поезде. 

– А как готовиться к таким путешествиям? 

– Тут как с любым другим спортом: когда едешь в длительное путешествие, должен находиться в какой-то форме. Так легче втянуться, условия ведь некомфортные. Я же пропагандирую более бродяжий вид путешествий, без остановок в отеле: кайфую от того, что живу как дикарь, и потом гораздо больше ценю уют. «Те, кто понял мороз, вдвойне ценят тепло». Когда живешь в палатке, два-три дня не моешься, а потом из-под крана на тебя идет горячая вода, ты самый счастливый человек на свете, другого и не нужно. 

И самое главное – приближено чувство свободы. Абсолютной свободы не бывает, но дорога учит многому тому, чему не научат ни в одной школе. Путешественники – романтики 21 века. Сейчас все континенты и острова открыты, но вот именно эта неизвестность, когда ты едешь куда-то, но в то же время вникуда, вдохновляет и заставляет двигаться дальше. 

– Как ты выбирал место, где заночевать? 

– Выбрать место под палатку – мое любимое увлечение. Я уже многое могу сказать по карте, просто посмотрев на нее. Я люблю, чтобы стоянка была красивая, чтобы мне было комфортно, чтобы я мог видеть закат. Бывают очень необычные ночевки. В Норвегии мы забирались в заброшенные дома: залезли и ночевали там. Сутра нас спалила какая-то бабка и начала на нас дико орать, нам это было по фану.

Исландия, Ледяная лагуна  

– А выбрать-то как? Вот едешь по дороге в Австрии, по бокам зелень, везде зелень. 

– Просто идешь второстепенной дорогой, где по бокам сельское хозяйство. Приезжаешь, видишь лес или стог сена, уходишь так, чтобы тебя более-менее не было видно, и ставишь палатку.

– Это вообще законно?

– За одну ночь в Европе тебя ругать не будут. В Норвегии на нас гнали только когда мы вставали на какие-то культуры, рожь. А если встаешь в населенном пункте в цивилизованных странах типа Норвегии, просто подойди к владельцу дома и спроси: «Могу ли я поставить палатку на день на вашем участке?» Скорее всего, он согласится.

В Средней Азии 99,9% людей отвечали добром и приглашали в дом, предоставляли душ и кормили. Меня силком затаскивали в местные аулы – съешь местного плова! В ответ я им мог подарить только свои стикеры «Правда за велосипедом» – такие расклеены по всей Европе. 

С опытом ты понимаешь, куда, как и в какое время нужно свернуть с трассы, чтобы не видел никто из проезжающих машин и местных. Основная опасность – местное население любой деревни Пердяевки.

– Почему?

– Кто-то может прийти к тебе с добром, а кто-то – со злом. Пусть лучше не знают, где ты находишься. Если чувствуешь, что достаточно экстремальная деревня, откуда может выскочить гопота, – так и делай. Это опять же чуйка, – проследи, чтобы никто не увидел, где ты свернул. Зайди в лес со стороны, поставь палатку, разожги костер. Если пустая местность, где никого нет, – чувствуешь себя спокойнее и комфортнее. 

Если ты изначально настроен, что тебя порежут, берешь ножи и огнестрел, то это обязательно случится. А если думаешь, что все будет нормально и раскачаешь ситуацию диалогом – так и будет. У меня был такой случай на Алтае: пьяные алтайцы решили докопаться до путешественника. У них это часто практиковалось в каких-то бородатых годах, когда они прессовали, брали на гоп-стоп и чуть ли ни убивали. У нас случился междусобойчик, меня пытались на что-то развести, но я вышел из ситуации без всяких рукоприкладств, все разрешили диалогом. В их компании был адекватный человек, который сказал: «Тебя не тронут, все будет нормально». 

По пути в Саранск. Деревня. После переправы через Оку 

– В путешествиях приходилось драться? 

– Ни разу. 

– А что у тебя из самообороны? 

– Ножик, которым режу еду, и газовый баллончик от собак. 

– То есть и собаки нападали?

– Я люблю собак, у меня есть своя, но бывают бешеные, которых плохо воспитывают, их просто раздражает, когда ты проходишь или проезжаешь мимо. В такой ситуации достаточно остановиться и сделать вид, что ты берешь камень – собака убегает. А если ты боишься и прямо начинаешь метаться, – они это чувствуют.

Новые путешествия Любомира: в Крыму чудом спасся от тюрьмы, купался голышом и гонял овец на Атлантике 

 

– В 2012 году за две недели проехал от Туапсе до Ялты – такой ввод в веложизнь. Там я сжег лес. 

Мы с Рамычем (его зовут Равиль) встали на стоянке, где сушняк: я подкидывал веточки в костер, потом загорелись трава и сосновые иголки, и дерево вспыхнуло как спичка. Никогда в жизни этого не забуду: трава развернулась в обратную сторону и пошла на нас, загорелось еще одно дерево и еще, горело много деревьев, начали останавливаться машины. Не знаю, каким невероятным образом мы запихали палатки в багажник и успели срулить. Потом этот пожар тушили из брандспойтов – таких танкеров с моря. На утро все потушили, я видел, что сгорело там прилично.

Если бы не уехали – я бы сидел, а штраф платил бы до сих пор. Мне очень стыдно. Я очень люблю природу. Но это моя глупость.

Затягивающее Балтийское море, тусовка с финнами на океане

– В 2013-м был Саранск и вылазки по «Золотому кольцу», а через год мы за три недели доехали от Таллина до Польши и финишировали в Беловежской Пуще. Вспоминаю невероятные балтийские закаты, Куршскую косу, которую проехали со стороны Литвы. В Ниде праздновали мой день рождения: купались в огромных волнах, они засасывали нас обратно, это было достаточно опасно, потому что ты не мог выплыть обратно к берегу. Тогда я впервые ощутил силу моря. 

В 2015 году за 40 дней проехали Норвегию с юга на север от Ставангера до Нордкапа – самой северной континентальной точки Европы. О той поездке сделали 50-минутный фильм. 

Красоту Норвегии сложно описать. Мне запомнился путь с Лофотенских островов на материк, когда мы купались в Атлантике и сделали костер из выброшенных бревен прямо на берегу песчаного пляжа. Потом на машинах приехали финны в вязаных свитерах – увидели русских, затусили с нами у костра. Мы купались голяком в океане, грелись у костра, а ночью с фонарями гоняли стада овец. Нереально красиво, на огромном пляже, без единой мусоринки, никого кроме нас – просто порыв сердца! 

Спасли немецкого пенсионера в Исландии, а Миролюбу помог исландский рейнджер

– В 2017-м, после поездки по России, мы намотали две тысячи километров по Исландии: не в вкруговую, а посмотрели все основные достопремы на юге, чуть вернулись в центр и проехали через центр острова, где никогда никто не ездит. Исландия — это самая девственная природа, которую я видел (не считая России). Еще там был трэш в плане ветра: стоишь на месте, тебя сдувает, будто ты на Эльбрусе на пяти тысячах стоишь. Моему знакомому там как-то сломало палатку, хотя он ее зажал между двух тачек. 

Нам сильно помог местный рейнджер, когда приютил нас в самом центре Исландии.

– Рейнджер?

– Так называются следящие за участками земли, где разбросаны дома, в которых могут остановиться путешественники: а они смотрят, чтобы в них никто не откинулся. Мы изначально думали, что эти домики бесплатные (так и было написано на одном из них), но в самом центральном все-таки нужно было отдавать какую-то монетку.

– Сколько?

– Я не помню. Естественно, он понял, что мы бедные русские и не взял ничего за проживание. Из-за плохой погоды мы прожили там три дня, рейнджер Гуннар подружился с нами, каждый день у нас был общий ужин, мы вместе готовили, а в конце он отвез нас на 10 километров на своем здоровом джипе. 

В один из дней, пока мы там жили, из глуши с красными глазами вышел дедушка-немец Ульрих: решил пройти остров насквозь и чуть не сдох. Мы с Антоном два дня его откармливали. Дедуля дал нам визитку: оказалось, живет на границе трех государств – Швейцарии, Австрии и Германии, на каком-то озере, прямо в топовом месте. До Исландии никуда в жизни не ездил, все время работал, выращивал детей – и это было вообще его первое путешествие. 

 

Водопад на реке Диньяндисау, Исландия. Алексей с другом Антоном

– Сколько денег потратили на Исландию?

– Самым дорогим был перелет из-за перевоза багажа и велосипедов: тысяч 35 туда-обратно с пересадкой в Берлине (на обратном пути гребаный Air Berlin повредил мне велик). А так в Исландии есть сегмент дешевых продуктов в больших супермаркетах, мы никогда не жили в апартаментах, чисто палатка. Уложились в тысячу евро за месяц – это как бы дешево. 

Москва – Владивосток через Казахстан, Китай и «Спартак» в Шанхае. Полгода путешествий за 170 тысяч рублей. О чем думал, когда ехал один? 

 

– Москва – Владивосток, Москва – Лиссабон – моя идея, как сделать кругосветку частями, соединив единой ниткой Владивосток с Лиссабоном. 

1 мая 2016 года я выехал из Москвы во Владивосток: 175 дней, 14 000 км. Через семь стран, по России ехал участок от Москвы до Саратова и потом по Алтаю. Большую часть крутил один, но на границе с Монголией присоединился товарищ – мы вместе доехали до Шанхая и пробили выезд за хоккейный «Спартак». 

Я просто накопил 170 тысяч рублей и поехал. Деньги нигде не прятал: наличка была в поясной сумке, а все остальное убирал в спальник. 

Маршрут такой: Москва, Саратов, Уральск, Актюбинск, Байконур, Шымкент (граница Узбекистана с Казахстаном), Ташкент. В Ташкенте бросил велик, съездил на поезде в Бухару с Самаркандом – посмотрел два старейших города. Абсолютный топчик среди городов, в которых я был, третьим добавлю Эдинбург.

Вернулся в Ташкент и поехал в Душанбе, потом Памирский тракт (Миролюб смонтировал ролик, где купается голым – Sports.ru) и известная по всему миру дорога от Душанбе до города Ош в Киргизии – около 1000 км, идет параллельно границе с Афганистаном вдоль полноводной реки Пяндж.

Байкал, Ольхон 

Через многочисленные перевалы, озера Сон-Куль и Иссык-куль вернулся в Казахстан – из Алма-Аты доехал до Алтая, оттуда по знаменитому Чуйскому тракту попал в Монголию. Через северо-запад Монголии вышел на озеро Хубсугул (младший брат Байкала) – в Иркутск, Улан-Удэ, через пустыню Гоби из Монголии в Китай. 

У меня не было китайской визы: делал ее в Иркутске, достаточно оперативно подался, и мы поехали на Ольхон. Дальше были Шанхай (игру с «Куньлунью» перенесли из Пекина), сам Пекин и финиш во Владивостоке. Из Владика я ехал на поезде до Томска: в Томске отправил велосипед с друзьями, сам остался на футбол, а потом пробил тройник за шайбу Новокузнецк-Новосибирск-Омск. Омск стал моим сотым выездом за мясо (сумарно за футбол и хоккей) – хоккейный клуб подарил мне свитер с надписью «Миролюб 100». 

В пустыне Гоби с друзьями 

По пути меня постоянно поддерживали: я видел своих друзей в Шанхае, двое приехали в Улан-Батор, с одним встретился на границе Алтая с Монлогией, и мы вчетвером проехали пустыню Гоби и добрались до Шанхая. Историй очень много, но описать могу только момент финиша – я долго представлял, как это будет. В тот день, в октябре, «Луч» играл с «Химками», я постоял на стадионе и поехал к вдающейся в Японское море косе – Токаревскому маяку.

Сколько бы я ни был во Владивостоке на выездах – всегда купался там. И в тот день туда пришел мой товарищ-фотограф, с которым познакомился в путешествии на Аскольд (остров около Владивостока с крутейшими маяками), и знакомая, у которой вписывался. Друг сделал крутые фотографии, как я купаюсь под закат. Я прямо помню, как очистился. Забежал в Японское море, и эйфория такая была, прямо «мама, я это сделал».

Мы искупались, я зажег красно-белые файера. Потом закинули велик на хату и поехали париться в баню. 

– Параллельно ты вел группу ВК, где рассказывал о путешествии. Помогала ли она тебе вписками и помощью на местности?

– Там я просто вел дневник и чувствовал связь, что меня поддерживают. И да – были какие-то вписки. Мои лучшие друзья, в частности Бахыт (ведет канал про фанатские путешествия «Заметки Поехавшего Подъедалы», автор видео про «Телегу старую» – Sports.ru), нашел мне в Душанбе отличную русскую семью, которая меня приютила, я там встретил свой день рождения. И впервые в жизни задувал свечки. Сколько там исполнилось-то? 26, наверное. Я 26 свечек задувал, видос даже есть!

– 175 дней вне дома — это ну очень много. Как тебя встречали? 

– Посидели с семьей, было чаепитие, попросил друга-кондитера испечь торт. Пришли сестра, лучшая подруга, все семейство. Никакого «вау-вау», было просто душевно. А на следующий день вышел на работу и начал зарабатывать на следующее путешествие. 

– Ты вообще отдыхаешь? Бывает, что просто лежишь?

– Для меня отдых – это активный отдых, только так ты каждый день чувствуешь, что живешь. Отдыхаешь – питаешься новой энергией, сам себя заряжаешь. Естественно, нужны (в том числе и в дороге) тюленьи дни, когда просто валяешься. Вот проехав Памирскую дорогу от Душанбе до Оша (сделал косарь километров по горам за 30 дней), просто день лежал в Алма-Аты. 

– Ты говорил, что потратил 170 тысяч рублей. На что в основном уходили деньги?

– На еду и ремонт велосипеда. Потому что Монголия и особенно Памир ушатали велик в хлам, так что я делал два крупных ТО: первый в Алма-Аты, второй в Иркутске. В отеле за все время жил три раза, потому что было очень много вписок: везде русскоговорящее население, кто-то где-то говорил про меня, перенаправляли, радио работало. 

– Большую часть пути ты ехал один, о чем думал?

– Очень много мыслей: о жизни, как дальше жить, фантазировал. Ты думаешь обо всем, вообще о разных аспектах – о себе, о работе. «Когда я найду девушку, а найду ли я девушку? Надо сделать семью! А с другой стороны, мне нравится моя жизнь». Много разных дум, от которых становишься спокойнее, добрее и умнее, никакого негатива. 

– Ты уезжал на много месяцев. Какую одежду брал? 

– Чем опытнее турист – тем меньше ему надо одежды. Альпинисты вообще могут урезать список бесконечно, потому что для них главная цель – взойти на вершину. Я не такой задрот по весу, я еду на длительный срок, и список необходимого всегда в голове: 

1. Велоодежда, в которой ты едешь. У меня есть комбинезон, отдельно короткие трусы-шорты и летняя майка, чтобы мог менять. 

2. Специальные контактные туфли: ты крутишь, процесс вращения педали идет не только вперед, а на 360 градусов.

3. Помимо велотуфулей – шлепки/сандали и кроссовки, в которых можно ходить по городу и лазить по горам. По две пары трусов и носков. Две футболки (до Владивостока я доехал в двух). Кепка и шлем. 

Одежду всегда можно постирать в реке и в хостеле или остановившись по каучсерфингу (международная сеть, где путешественники ищут и предоставляют бесплатный ночлег – Sports.ru). Если помыл в реке, а на улице холодно – просто убираю в спальник, высыхает внутри – нормальная практика для альпинистов. Либо выстирал, сразу просушил, надел на себя – сразу сухое. 

– Шлем обязателен? 

– Безопасность превыше всего. Вот в Лиссабон я ехал без шлема, меня на хайвее затормозили мусора и сказали: «А где ваш шлем?». До этого никогда не спрашивали, я думал так: «Если закатает фурой – тебе и шлем не поможет». Не обязательно надевать на глухих дорогах (в кепке комфортней), но на больших и с громадным трафиком шлем лучше иметь на голове, это я согласен.

– Как сделать так, чтобы седло не натирало зад?  

– Для этого на дальние расстояния ездят в велошортах. Плюс важно седло: у меня английское Brooks (считается самым топовым), кожаное, полноценное, сделано под анатомию таза, ничего не натирает, на нем удобно как на стуле. Еще я добавляю велоодежду: она у меня с памперсом, смягчает. 

– А памперс меняется?

– Это гелевая вставка в зоне жопы. Менять не нужно – просто покупайте хорошую велоформу.

Исполнил мечту, соединив Владивосток с Лиссабоном. Празднуя победу России над Испанией, чуть не получил гангрену и мучился остаток путешествия  

– Я думал, поездка Москва – Лиссабон прошлым летом будет одной из легких – асфальт, Европа, редкие горы, Альпы я не пересекал. В итоге были Карпаты, Балканы и Пиренеи, а когда ехал от Адриатического к Средиземному морю – я такие перевалы брал, что охренел. Но это ничего – горы я обожаю. В поездке был около 90 дней, потратил суммарно сотку, включая перелет обратно. 

Маршрут – Россия, Украина (по приглашению), Молдавия, Румыния, Болгария, Сербия, Македония, Албания, Италия, Ватикан, Франция, Монако, Испания, Андорра и Португалия. По Ватикану на велике не проехался – не буду врать. Мы там ходили пешком с русским мужиком из моего хостела, еще там был путешествующий дедушка из Челябинска. Смотришь на них и думаешь: «Вот же живчики».

В пути все время был один. 

– Ты, кстати, заболевал во время путешествий?

– В путешествиях стараюсь купаться в холодной воде. Когда ты закаляешься и находишься в тонусе – тебе не страшна низкая температура. Так что за все путешествия ни одной простуды. 

Но вот в поездке до Лиссабона была проблема с рукой. В свой день рождения после операции я под наркозом пошел в туалет и упал в обморок впервые в жизни. Деды-итальяшки сразу нажали на кнопку: «######## [ненормальный] русский упал в обморок».

– Как это было?

– Празднуя победу России над Испанией в Ливорно, неудачно открыл бутылку вина: продавливал пробку велосипедным мультитулом, дно лопнуло, и я всей рукой вошел в стекла. Слава богу, рядом находились мой товарищ с женой, которые приехали отдыхать на хутор в Тоскану. Меня прооперировали, я жил у них две недели: купались в море, делали гриль, перед нашим домом бегали стада кабанов, я ездил на перевязки в больницу. 

Спустя 2,5 недели мне сняли швы, и с этой непонятной невылеченной рукой я продолжил путь в Лиссабон.

Хотя врачи говорили: «Ты что, дурак, тебе надо улетать, у тебя может случиться заражение вплоть до ампутации и гангрены». 

– А ты?

– Ну я не мог сдаться вообще, у меня цель – доехать. Я понимал: «Если улечу домой из Ливорно, мне нужно возвращаться и добивать этот маршрут, потому что не зачту себе ту нитку, которую пытаюсь».

Операцию в Италии мне делали по страховке, однако по приезде домой я получил штраф в районе 900 евро – хотя они обещали, что оформят как чрезвычайный случай, для этого через день мне надо было съехать из больницы, что я и сделал. В итоге меня обманули. 900 евро за день нахождения в больнице!

– Ты заплатил?

– Нет, потому что считаю это грабежом. Мне приходили письма, но что я могу поделать? Въезжал в Швецию – ничего не было. В Италии еще не был – посмотрим. 

– Как сейчас рука?

– Делал повторную операцию. У меня был разрез на сгибе как галочка: очень неудачное место, вытекло море крови, еще связки неправильно сшили. Но это единственная серьезная травма за время путешествий. Остальное – по мелочи, какие-то ушибы. 

– Так, доехал до Лиссабона, мыс Рока. Что там?

– Я ночевал на пляже около Cabo da Roca, как мог купался с этой рукой в суперхолодном океане. Велик спрятал в кустах, завалив его ветками. Замка у меня не было, это не панацея от того, что у тебя своруют. Опять же надо чекать места – это опыт.

Мыс Рока – попсовая точка, которую надо посетить. Увидел океан и закат, но мне больше запомнился тот пляж. 

– Ты соединил Владивосток и Лиссабон. Какое это чувство? Юхууу? 

– Радость, что переборол трудности и доехал, несмотря на травму. Потому что случались загноения. Мне надо было каждую неделю менять гипс: он постоянно был грязным, таким несвежим, я делал перевязку в Марселе и Сарагосе, где случайно остановился по каучсерфингу у голубых. А снимали гипс мне уже в Португалии. 

– А как ты ехал с одной рукой, с гипсом?

– Держал руль одной рукой и двумя пальцами.

– Возвращение в Москву. Как тебя встречали в Снегирях?

– Батя встретил в Домодедово. Доехали по ранней Москве, мама накормила супом, я сразу же вышел на работу. 

– А что было внутри тебя?

– Уже строил планы. Я только что приехал из Скандинавии: был в Швеции и Финляндии. Просто я привык чередовать через год: одно длительное, другое восстановительное достаточно короткое путешествие. По финансам не могу вывезти сразу долгий маршрут, потому что я панк, у меня нет никаких спонсоров, я еду сам.

– Возвращаемся к поездке. Страна, которую вспоминаешь больше всего? 

– Украина. 

Меня много пугали, но я считаю, что плохие люди есть везде, а отморозков хватает и у нас. Для меня это совершенно точно братский народ, я открыто говорил, что из Подмосковья, но не видел ни одного косого взгляда, люди меня встречали, помогали и говорили, что молодец. Я был счастлив, что проехал и встретил добрых людей, жил в самом центре Одессы у семьи, к которой меня направила женщина с заправки по пути. Она просто сказала, что у нее там живет сестра и я могу у нее остановиться. Заехал, жил у них пять дней в пяти минутах ходьбы от пляжа, меня там поили и кормили. 

Италия – уникальная, очень разная. Север более богатый, центр – менее, на юге вообще живет нищанка. Мне нравилось за ними наблюдать, подмечать атмосферу южного народа: заезжал в кафе и смотрел, как они едят пасту и аккуратненько достают бутылку вина, наливают его со льдом, для них это прямо искусство. Все-таки великая нация в плане моды и художества.

– А кто удивил? 

– В Албании, как и на нашем Кавказе, не ценят, что дано им природой. У них невероятная красота, но нет внутреннего туризма – просто сделай, пусти туристический поезд по заросшей узкоколейке, на нем будут ездить тысячи людей через эти Балканские горы. Но у них все стоит заброшенным: ничего не делают, еще и мусорят.

– Как питаться во время велопутешествия? 

– С утра плотно жрать кашу. Я часто делал большую порцию с сухофруктами, медом и орехами, потом пил кофе с хлебом и шоколадной пастой. После такого был готов вкручивать 50 км. Перекусы по дороге – протеиновые батончики, можно купить дешевых в «Декатлоне» по 100 рублей. 

На обед можно в кафе. У меня никогда не было так, что я вдруг остался без денег: просто экономно себя вел и всегда мог позволить ресторан в той же Италии. А когда необоснованно дорогие ценники – варил макароны с тунцом или заливал их соусом «Анкл Бенс» или лечо, строгал туда сыр – вот тебе и полноценный обед. 

На ужин – две баночки пива. Старая поговорка из группы «Типичный велосипедист» гласит: «Велосипедист считал, что места нет, но две баночки пива всегда влезут». На самом деле можешь попить чаю и пива, а если хочешь есть – свари гречку. Главные продукты в пути – каши, гречка, макароны, рис.

– Так алкоголь можно? 

– Это тот же изотоник. Близкий товарищ играл за сборную России по регби, им в ЮАР после тренировки на команду здоровых мужиков притаскивали ящик пива. Ничего плохого в этом не вижу. У нас тоже – нормально выпить пива в конце рабочего дня. 

Пьетразанта, Италия 

– Ты поел и через сколько можешь садиться на вел?

– Вообще сразу. Пока соберешь палатку и помоешь посуду – уже можно ехать. Для мытья посуды с собой всегда была вода: чуть выливаешь и моешь. А если рядом море или водоем – мою там, а потереть можно песком. 

– Песком? 

– Песок – хороший антисептик. Трешь песком, а потом промываешь водой. 

– Где и как мыться и чистить зубы? 

– Пытаюсь составить ночевки около воды, чтобы искупаться. Если их нет, можно политься из бутылки, плюс есть влажные салфетки. Зубы тоже чищу из бутылки. В Монголии, например, вообще не было водоемов: мы набирали воду и поливали себя из бутылки. Я всегда безумно хочу лечь спать чистым, по крайней мере не потным залезть в спальник – меня это раздражает.

Девушка бросила Миролюба прямо во время путешествия. Важные слова про Россию  

– Сколько нужно зарабатывать в месяц, чтобы были такие путешествия?

– Если ты ставишь себе цель путешествовать – будешь путешествовать. Хочешь тратить на что-то другое – тратишь на это. Моя зарплата – плюс-минус 50 000 рублей, зависит от сезона.

– Какая у тебя мечта?

– Сделать кругосветку на велосипеде. Пройти триатлон Ironman. Чтобы «Спартак» (в том числе хоккейный) почаще радовал. 

– Как ты тренируешься между путешествиями? 

– Я полноценно веду любительскую спортивную жизнь: принимаю участие в соревнованиях, в июле участвовал в триатлоне в Дубне (плыть 1,5 км, 40 км на велосипеде, бежать 10 км). Мои дисциплины – бег, плавание, велосипед, лыжи, беговые и горные лыжи. Три раза в неделю я ставил будильник на шесть, хотел побегать с утра и все время переводил на 7.30. Когда буду профессионально идти к Ironman – буду заставлять себя.

– Среди твоих поездок были романтические истории?

– В отрицательную сторону: меня бросила девушка, когда я был на Памире. Было херово. Отключился от сети и просто ехал. Вылечили дорога и люди, которых встречал на пути. Стал только сильнее. Я к ней хорошо отношусь, рад, что сейчас у нее семья, желаю ей только добра. 

– В твоем темпе, наверное, тяжело завести семью.

– Я, наверное, однолюб. Лишь бы с кем, отношения ради отношений – не моя история, так что почувствую, когда найду своего человека. Думаю, я его не упущу! Мне нужна не Федор Конюхов в женском обличье, а девушка, которая лучше меня во многом, от которой я могу питаться энергией и учиться. Она должна быть спортивной и нравиться мне внешне (не буду скрывать), с пониманием относиться ко мне и моим увлечениям, вдохновлять, чтобы я становился лучше.

– Последнее. Где на планете лучше всего? 

– Наша страна самая крутая. 

– Почему?

– У нас невероятный потенциал в плане природы, ресурсов, труднодоступных и невероятных красивых мест. И русскому человеку такая природа ближе всего. Сколько бы стран я ни посетил – Россия номер 1. 

Владивосток. Счастливое купание 

***

Следите за путешествиями Миролюба на его канале в YouTube (последнее видео из Скандинавии), инстаграме и группе ВК (там подробности всех поездок в режиме онлайн).

А также читайте советы Миролюба для профессионалов – про грелки, спальники, силиконовую посуду и выбор велосипеда – в телеграм-канале Евгения Маркова.

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий