Ему 17 – не играет в приставку, читает перед играми, сравнивает себя с Кросби. В нашем хоккее – новый ультраталант

сборная России U18 Василий Пономарев МХК Крылья Советов Кубок Глинки/Гретцки Канадская хоккейная лига интервью МХЛ Шоуиниган Хоккей

Море оптимизма от парня, который наказал Канаду.

Русские юниоры взяли Мемориал Глинки/Гретцки – впервые с 1995 года. Именно на Глинку приезжают реально лучшие пацаны до 18 лет – до апрельского ЮЧМ добираются не все из-за занятости в клубах. Поэтому засуха длиной в четверть века сильно напрягала: этот летний турнир проваливали наши главные звезды – от Малкина до Кузнецова, Кучерова и Тарасенко. 

В 2019-м сборная России вынесла всех: 5 побед, разница шайб 18-6. Новое поколение взрослеет со звуком «Бум!».

Очень важно: основа сборной – пацаны 2002 года рождения (хотя есть и несколько человек 2003-го). Они родились в год, когда Сычев и Кержаков не спасли Россию на футбольном ЧМ, а Ковальчук не помог на Олимпиаде в Солт-Лейке. Когда те же Кузнецов и Тарасенко рвали третий период финала в Баффало-2011, этим пацанам было по 8 лет. Они не видели Россию без Путина и не особо застали проводные телефоны.

Когда мы шли на интервью с Василием Пономаревым, центральным нападающим, который набрал 5 очков и влепил крутой голешник канадцам в финале, нам было чрезвычайно интересно узнать, что в голове у парней, которые будут делать русский спорт в 2020-х.

Отдельной и длинной очередью вопросов мы метили в нехоккейную часть жизни: музыка, кино, досуг. Я думал, что там все предсказуемо: шумные рэперы новой школы типа Фараона, Моргенштерна или, возможно, Фейса, приставка, Fortnite . Реальность оказалась намного круче.  

После очень толкового разговора о хоккее, где-то на 40-й минуте интервью Василий произнес фамилию «Достоевский». Потом процитировал песню группы «Мумий Тролль» и рассказал о поездке на концерт классической музыки. Потом перечислил любимых актеров: Евгений Леонов (добряк из советского кино) и Александр Петров (это, наверное, предсказуемо). Потом мы схлестнулись в баттле на тему кроссовок – оказалось, что он подписан в инсте на Вирджила Абло, одного из самых громких модных дизайнеров пары последних лет. 

В финале Пономарев играл против самого большого канадца. Справился, потому что нашел слабые места в его технике

– Турнир для вас получился феерическим – 5 матчей, 5 побед, потрясная разница шайб. Опиши момент, когда было тяжело.

– Матч с финнами (полуфинал – Sports.ru). Еще по U16 мы много с ними играли и они всегда были колючие. Не было ни одной проходной игры.

– Мемориал Глинки – не очень раскрученный турнир. Что там за антураж?

– В этом году турнир проходил в городе Пьештяны. Как мне сказали, это город-курорт. Мы жили на острове, там минеральные воды, соленая вода, грязевые ванны. И туда приезжает много иностранцев – русских, арабов.

Наш остров окружала речка. С одной стороны острова на реке лебеди, белоснежные как первый снег зимой. А другая ограждена дамбой, там мутная вода, что-то похожее на болото. Там жили три ондатры, карпы по полтора килограмма и всегда было 10-15 черепах. 

На территории острова был небольшой зоопарк – павлины, белые голуби. Небольшое озеро – в нем кувшинки метровые. Меня это поразило. Люди на счастье кидали монеты именно в кувшинки.

– Это был самый сложный на сегодня турнир для тебя?

– Если посмотреть, как он оценивается и сколько скаутов присутствовало, то да.

– Парни из нашей сборной у нас будут на виду и дальше. Посоветуй, за кем следить из других команд.

– Я бы обратил внимание на ребят из Швеции и Канады. В Швеции 22-й номер хороший (нападающий Зион Нибек – Sports.ru). Против этой Канады играли в первый раз, поэтому я их не запомнил. У финнов все ребята бегущие. Кто-то неказисто катается, но скорость всегда есть.

– В финале ты много играл персонально против Куинтона Байфилда, это одна из главных канадских звезд. Он очень здоровый, почти два метра, а ты вроде смог его закрыть.

– Я в 14 лет дебютировал в юниорской лиге Москвы – тогда самым старшим был 1998-й год, парни на 4 года старше. Для меня рост и вес никогда не имели значения. Он больше, значит в чем-то другом может проигрывать. Почему я не могу его перекрыть? Хотел показать другим: ребята, не бойтесь, мы всех порвем. Я понимаю, что есть высокие и да, они сильно бьют, но надо держать удар. 

– Какие фишки помогли против него?

– Главное – быстрее работать головой. Остальное понимаешь по ходу: где-то надо быстрее успеть, где-то надо руку поднять повыше, где-то правильно расположиться возле борта, чтобы шайбу правильно укрыть. Где-то конек в нужное место поставить.  

Важно не делать лишних движений, чтобы у тебя не было контрдвижения. Бывает, что ты делаешь хороший толчок, но за толчком идет контрдвижение – например, тело отклоняется в другую сторону. Как в фильме «Живая сталь» – Хью Джекмэн увидел что у Твин Ситиса перед ударом дергается плечо. Он увидел слабое место и начал бить именно туда. 

Вот так же контрдвижение в хоккее – можно увидеть косяк в технике у соперника и в этот момент играть с ним.

– Какое слабое место было у Байфилда?

– Он подбирает шайбу, идет по правому бортику и когда уходит за ворота, старается искать игрока. Но он не смотрит [в поле] и попадается, когда отдает с неудобной – [потому что] не видит кому. Много играет с опущенной головой, на него надо поактивнее идти двумя– сначала первый и второй помогает, спокойно, на перехвате. 

Четкий тактический разбор: у юниорской сборной есть зашифрованные от соперника схемы

– В какой хоккей играли мы?

– У нас была правильная командная логистика. Если видим, что можем пойти активно – идем. Если их защитник встал за воротами – идем в откат, строим схему, которую я не буду называть. Она действует. Мы тоже не роботы, видим, что происходит и можем поменять игру.  

– Расскажи, как вы во время игры договариваетесь, например, что идете давить.

– У нас есть задача от тренера, и мы видим, что происходит во время игры. Если соперник к нам спиной и неуверенно держит шайбу, то мы идем активно. А если игрок встал за воротами – строим оборону. Всегда подсказываем голосом – «откат!», «активно!» и так далее.

– Всегда было интересно, о чем центральный нападающий договаривается с остальной пятеркой перед вбрасыванием.

– Ты должен предупредить ребят, что мы сейчас будем делать. В чужой зоне бывают стандарты. У нас они называются по-разному: есть «1», «2» и «3», а есть которые называются по странам – потому что мы из какой-нибудь страны это привезли. Где увидели – так и назвали. У нас есть «Латвия», есть «Америка». И чтобы соперники не знали, мы подъезжаем и тихонечко говорим [друг другу].

От центрального зависит многое. Он должен все продумать, посмотреть как встает другая команда и что вообще происходит на площадке. 

– Один из итогов турнира – у России растет новый крутой вратарь. Сколько матчей вытащил Аскаров?

– Он помог во всех матчах, в которых играл. И даже в том матче, в котором не играл, был на лавочке и поддерживал. Он лидер, всегда заводил нас в раздевалке, подсказывал куда лучше бросать вратарю соперника, как разыгрывать шайбу.  

– В чем его сильные стороны?

– Рост, хорошая реакция и чтение игры. Он вовремя делает движения. Предугадывает, что шайба попадет в клюшку и потом к нему в ловушку. Я не знаю, может он арканианец Гриффин из «Люди в черном-3» и сразу знает, куда она полетит.

– Объясни нам тезисно и просто – в чем разница школ хоккея. Чем шведский и канадский стиль глобально отличается от нашего?

– У шведов очень хорошая индивидуальная подготовка. У них каждый – сильный игрок. Им чуть больше надо работать в команде. Финны больше бегущая нация. Им дано бежать, они бегут активно.

У канадцев все ребята подготовленные, каждый бежит, может обыграть. Не боятся брать на себя инициативу – это хорошее качество. Но мне кажется, что они слишком самоуверенные. Им надо чуть спуститься на землю, быть среди людей. А то сами поверят, что они звезды, и их такие ребята как мы, которые просто пришли делать свою работу, могут наказать. 

– Ты сказал «брать на себя инициативу – хорошее качество». У тебя как раз такой гол в финале получился. 

– Там надо было команду поддержать. На лавке я всегда слежу за игрой, стараюсь голосом подсказать, что нужно сделать. У меня папа тренер и я неплохо чувствую игру. В тот момент команду нужно было подстегнуть, такой, рабочий гол забить, по-бобровски. 

Пономарев – фанат саморазвития. Провел без тренировок на льду всего 5 дней 

– Опиши свое лето. Когда у тебя закончился прошлый сезон?

– Последний турнир со сборной был в Швейцарии. Когда приехали, был [коммерческий] турнир 3-на-3. Наша команда – я, Коля Голдобин, Серега Толчинский, Стас Ищенко, Коля Пронин. Там такие составы, что я на каждую игру выходил, думал – ну все, сейчас попадем. В финале играли против команды, где были Сергей Соин, тоже выпускник «Крыльев Советов», Алексей Красиков из «Сибири», Дима Огурцов из «Динамо».  

Это было 26-27 апреля. После этого у меня закончился сезон, но я все равно тренировался до 25 мая. С 15-го было побольше отдыха. До 1-го июня я съездил с другом отдохнуть. Всего не катался дней пять.

– А когда начался новый сезон?

– Индивидуально я начал готовиться с 1 июня. С тренером по ОФП Артуром Акулиничевым. Не стесняюсь повторять его имя, это суперпрофессионал, знает все детали. Он занимается с Никитой Зайцевым, Германом Рубцовым, Гришей Желдаковым, Егором Воронковым из «Витязя». 

А на льду я работаю с отцом Павлом Пономаревым. Это моя команда, тот тандем, с которым я буду двигаться дальше.

– Как проходят ваши тренировки по ОФП?

– Бывает, что работаем один на один с Артуром. Сейчас Никита Зайцев уже уехал – скоро я лечу в Канаду, там увидимся. Гера пока тренируется – не знаю, увидимся ли сегодня. У каждого своя программа, расписанная настолько, что в ней указано, когда и кто едет отдыхать.

Допустим, у меня в программе было учтено, что я 9-го числа буду в сборной. И на каждый день тебе сбрасывают видео, что ты должен сделать. Дают бланк: что делать, сколько идет пауза, на каком пульсе, как пульс должен восстанавливаться. Просчитано все до мелочей. И мы работаем – бывает вдвоем, бывает втроем. Общая у нас только разминка. 

– У нас был текст про ОФП: молодых игроков иногда перегружают железом.

– В моей программе акцент был на стартовую скорость. Игра состоит из мелочей – ты должен выиграть, допустим, место на пятаке, первым добраться до шайбы. Или в какой-то момент открыться на полборта, вырваться из-под игрока. Отрезков, когда мы бегаем как в кроссах по 10 километров, в игре очень мало. Смена максимум 45 секунд и из них 30 ты будешь катить или укрывать шайбу. В какой-то момент нужно взорваться.

Для этого я работал на быстрых спринтах – 5-10-15-20-30 метров. Еще – программа на маневрирование. И нейродинамические комплексы. С железом работы было минимум – просто чтобы почувствовать и подойти к сборной. 

– А когда сборная начала работу?

– 9 июля мы начали входить в общекомандные упражнения. Первые 2 цикла по 4 дня больше работали над физикой – бег, работа в зале, городки и индивидуальная подготовка, которая была расписана на каждого игрока. После первых 10 дней начали работать командой.

– Твой следующий этап в карьере – Канада?

– Да, сейчас собираюсь в CHL. Сейчас решаю с рабочей визой – все анализы сдал, просто жду, когда отправить паспорт. Поеду, скорее всего, в двадцатых числах августа.  

– Объясни – зачем ты, топовый русский юниор, едешь в Канаду?

– Два года назад мне уже предлагали туда ехать. Были хорошие условия, клуб делал все, чтобы я оказался у них. Но тогда я надеялся, что мне дадут раньше играть в МХЛ, и это будет прецедент (что в лигу пустят 15-летнего игрока, как Макдэвида пускали в CHL – Sports.ru). Этого не случилось, но все к лучшему: я остался здесь, получил не меньше опыта. Тут со мной были родители, семья. 

Сейчас я уезжаю только потому, что не получается найти клуб. Я до последнего хотел играть здесь играть. Уже начинался июнь, было 5-е число, и я был уверен, что буду здесь. Импорт драфт CHL проходил 30 июня – и что все-таки собираюсь в CHL я в свои источники сказал только 25-го. До последнего пытался устроиться здесь, мне помогали с другими командами. Но когда дошло до перехода, у меня не получилось этого сделать бесплатно.  

Я перешел в «Крылья Советов» бесплатно из родной зеленоградской «Орбиты». Но с тем условием, что ухожу тоже бесплатно. Но когда дошло до дела бесплатно не получилось. Нет так нет, выберем другой путь – поедем туда, чтобы быть свободным агентом здесь. 

– Ты хотел в систему клуба, где есть взрослая команда?

– Да. Подписывать в «Крыльях» молодежный контракт и три года играть в МХЛ – я считаю, что это неправильно. Я хочу идти дальше.

Вячеслав Козлов с 15 лет играл в первой команде. Почему в 16 нельзя было играть в молодежке? Мне непонятно. Говорят – у нас идет омоложение. А какое омоложение, если Козлов играл в 15 лет в основе, а меня в 16 в МХЛ не пускают?

– Почему именно Шоуиниган?

– Импорт-драфт CHL, такой же как драфт НХЛ: кто тебя выбирает, туда ты и едешь. Шоуиниган меня давно хотел, я об этом знал с начала сезона, они мне писали, звонили. Предлагают хорошие условия: со мной едет папа, они дают ему, русскому тренеру, работу в клубе, что будет прецедентом для Квебека и для всей CHL. Я не расстроен: еду с семьей – это моя команда. Уверен, все будет хорошо. 

– Скажут: какой Пономарев патриот, если едет в Канаду? Твой ответ.

– Я бы ответил так: у меня есть любимый актер из советского прошлого – Евгений Леонов. Я знаком со Станиславом Садальским – у него недавно был день рождения, я ему звонил, поздравлял. Он мне билеты дает.

Мой любимый современный актер – Саша Петров. Это будущий наш Хью Джекман. Я очень хотел попасть на его спектакль «Заново родиться», но не получилось: мы были в сборной, а до сборной я готовился.

Я проникся, когда в «Полицейском с Рублевки» Саша прочитал стихотворение «Серые глаза – рассвет». И стихотворение для стало для меня знаковым и сам Саша поменялся в моих глазах. Хотя он с самого начала сериала был кумиром. Интересно познакомиться с ним, мне кажется он отличный собеседник. Хочется послушать, как он читает стихи, меня это прям в восторг приводит. Я даже выучил это стихотворение наизусть. Когда грустно – вспоминаю его. 

Саша поставил задачу добраться до Луны – даже если не доберешься, будешь среди звезд. Петров из тех людей, которые хотят добраться максимально высоко. Его цель – Голливуд. Я желаю ему попасть на аллею звезд и оставаться таким же простым парнем: скромным, настоящим и искренним.  

– Давай я уточним твой ответ для тех, кто не понял. То, что ты по работе едешь в Канаду никак не связано с любовью к России?

– Да-да, никак.

– Что у тебя с языком? Тут была история с Ожигановым, который приехал в Торонто, не зная английского.

– Я сам разговариваю с генеральным менеджером, мне сразу после драфта звонили из клуба, мы 20 минут говорили. Все спокойно. 

– Это же Квебек, там еще и на французском говорят.

–  Мы же втроем едем – мама, папа и я. Я на французском ни привет, ни пока, но мама разговаривает на французском, она в школе учила.

Читает перед играми, чтобы развить периферийное зрение. За время турнира закончил «Триумфальную арку» Ремарка

– Ты рассказывал, что смотрел Баффало-2011. А помнишь Квебек-2008? Тебе шесть лет было.

– Помню, это когда Илья Ковальчук забил. Для всей страны был знаковый год.

– В каких обстоятельствах та шайба застала тебя?

– Сидели дома перед телевизором. Когда Ковальчук забил, весь дом подпрыгнул, может даже два. Рядом со мной жили ребята, с которыми я занимался хоккеем. Все вышли на улицу, все праздновали, кричали. Для нашего района это был еще один Новый год. 

– Сколько времени в день ты смотришь хоккей?

– Я мало смотрю. Больше времени уделяю тренировкам, смотрю только нарезки. Иногда смотрю с папой, когда кушаем или просто есть время отдохнуть. Активно мы смотрели только финал НХЛ и плей-офф старались зацепить. 

Бывает встаю, на телефоне хайлайты включаю, пока зубы чищу, смотрю кто как сыграл, статистику. На этом все. Иногда смотрю за каким-то игроком, как он проводит смены, что делает на лавочке.

– За кем следишь из игроков?

– Номер один – Паша Дацюк. Легенда, которая показывает уровень, выше которого есть задача подняться. Его называли Magic Man, потому что он делал что-то невероятное и он всегда играл головой. Это игрок, который через тяжелую работу, через тяжелые времена добился своего. 

Еще одна легенда – Сидни Кросби. Когда меня спрашивают, с кем я могу сравнить свой хоккей, я отвечаю – Кросби. По движениям, кажется, я выгляжу примерно так. Я проигрываю в скорости, в технике, но сам стиль похож.  

– Топ-3 центра в современной НХЛ.

– Кросби, Женя Кузнецов и Остон Мэттьюс.

– НХЛ – очень стилистически богатая лига. Какого стиля команды тебе нравятся? 

– Мне нравятся умные команды, которые больше играют в давление. Где правильно строят игру и оставляют место фантазии: да, мы играем по структуре, но тренер дает возможность фантазировать. Мне нравится, когда в тактике есть люфт, в котором можно себя проявить.

– Опиши свой обычный летний день.

– Я всегда отталкиваюсь от тренировок. Бывает, знаю свое расписание тренировок на неделю – и тогда мне проще. Вчера узнал только вечером – и уже от этого строил свои планы: надо заказать костюмы на сезон, к вам попасть, потом на тренировку и еще на одно интервью.

Когда есть свободное время – люблю проводить его с ребятами. В основном с теми, с кем начинал, кто из «Орбиты» перешел со мной в «Крылья», или именно с орбитовскими. Много времени провожу в Зеленограде, у меня много друзей оттуда. Это моя родня, мы с одного района и всегда друг за друга. 

– Что тебе интересно за пределами хоккея? Как я понял по твоим интервью – приставки это вообще не твое.

– Вообще не играю. Последнюю приставку подарили на Новый год в 2009-м. Это была Playstation 3, забросил я ее году в 2011-м. 

Читаю книги. Как говорил Федор Михалыч Достоевский: «Перестал читать – перестал мыслить». Перестал мыслить – перестал играть в хоккей.

– Это в тебе от родителей?

– Мама заставляла читать еще в школе, потом я сам. Перед играми уже года 3-4 телефон откладываю в сторону. Только музыку на нем слушаю. Я меломан и люблю почитать книги. Допустим, за время турнира дочитал «Триумфальную арку» Ремарка и начал читать «Жизнь взаймы». Из Ремарка больше всего понравились «Три товарища» – по-моему, пример того, какой должна быть дружба. Я считаю, что сейчас у меня есть такие друзья. 

– Топ-3 прочитанных тобой книг.

– «Три товарища», книга про Майкла Джордана и про Коннора Макгрегора. Год-полтора назад я в основном читал спортивные биографии, а потом влился в жизненные истории. 

Я и фильмы смотрю выборочно – что ни кино, то лучшее. Топ фильмов – «Зеленая миля», «Побег из Шоушенка». Недавно летел, надо было посмеяться – посмотрел советскую «Кавказскую пленницу». В общем, смотрю или советское кино, или такие хиты, как «Гладиатор», «Хатико».

Кстати, я бы хотел такую собаку, но не могу сейчас себе позволить. Я знаю, что это Акита-ину, японская порода. Такие есть еще американские, но я себе лет в 60 хотел бы именно японскую.

– Сколько времени в день ты отдаешь чтению?

– Читаю в основном перед играми. Кстати, заметил, что когда перед игрой проводишь время в телефоне, у тебя зрение направлено в одну точку. Когда я читаю книгу, стараюсь отодвинуть ее подальше и больше работаю периферическим зрением. Когда ты выходишь на игру, проще смотреть, больше видишь, лучше зрение работает. Видно, что по бокам происходит. Когда ты в телефоне – все в одну точку. 

С 2017-го увлекся модой и зафанател от Вирджила Абло

– Я читал, что ты в 2017-м выиграл в лотерею кроссовки. Моя версия – это были Nike x Off-White.

– Да, это были первые «блейзеры» OG из коллекции The Ten. И с этого началось, меня занесло в сникер-культуру. 

– На момент того интервью у тебя было семь пар найков. Что сейчас с этой коллекцией?

– Она выросла. Мне помогали знакомые: оказалось, что у папы в команде есть люди, которые работают в ЦУМе, и мне перепало несколько пар, которые не выходили даже на розыгрыш. Nike x Off-White Blazer с Сереной Уильямс, где розовая подошва. Air Max 90 Desert песочного цвета. Одна из самых знаковых моделей – Nike Air Max 1/97 с Шоном Уозерспуном: у них подошва от «единичек», а расцветка от 97-х. 

Есть Human Race от adidas – не хочу обидеть бренд, но мне не нравится их качество, я за Nike. Есть пара 2014 года Nike Air Max Day: тогда была знаковая модель – обычные первые «эйр-максы» с красными полосками, но с лимонной подошвой.

– Другие марки цепляют?

– Да, есть Asics x Moncler x Kith, они внутри из кожи овцы, зимние. Сверху – настоящая замша. 

– Сколько денег по-твоему, нормально отдать за кроссовки?

– Найки от 4 до 12 тысяч – это нормально.

– На Матч ТВ ты пришел в шикарном пиджаке. Откуда он?

– Я одеваюсь в одном месте – это Sarto Reale. Мне нравится их качество, меня знают в магазине. В конце сезона МХЛ ехал на ТВ в первый раз, позвал Дмитрий Федоров. Приезжаю после игры, родители говорят – завтра тебе на КХЛ ТВ. Елки-палки, а костюм где взять? Померил старые – маленькие. 

Приезжаю: у меня 30 минут, чтобы одеться полностью, от ботинок, до галстука. Меня одели за минут 15-20, не пришлось ничего подшивать. Сегодня тоже там был – есть хороший гардероб на новый сезон.

– Сколько в нем костюмов?

– У меня дома два костюма. Взял пальто зимнее на сезон, четыре рубашки, брюки – мне хватит. Если что – мои мерки знают, закажу. 

– Откуда ты узнал про ту лотерею с кроссовками?

– Чисто случайно с ребятами зашел в ЦУМ – смотрю, красивая пара. Мне понравилась вся коллекция The Ten – стоял, думал, блин, ребят, давайте я вам за все отвалю.

– То есть ты за модой не следишь?

– Тогда не следил. Сейчас – еще как. В основном сижу в инстаграме. Подписан на Вирджила (Вирджил Абло – дизайнер, креативный директор Louis Vuitton – Sports.ru), ближайшие лет пять он будет самым прогрессивным. Мне нравится что он делает для Louis Vuitton. 

Еще есть группы, на которые подписан – допустим, ONUS. 

– Не уверен, что все поймут, но не могу не спросить – тебе не кажется, что сериал Nike x Off-White пора закрыть?

– А все, The Ten закончилась. Ну и хорошо. Для меня знаковая первая The Ten OG, остальное – уже так. Мне понравились новые «вольты», которые «форсы» (Air Force 1 Off-White Volt – Sports.ru), все «джорданы» (Off-White x Air Jordan), ну и песочные Desert. 

– Кому из спортсменов идут костюмы?

– Больше всего мне нравится как одеваются баскетболисты. У них каждая игра – показ новой коллекции, новые луки. Они выглядят идеально. Джордан говорил: «Я на каждую игру надеваю классический костюм, отношу его в химчистку, мою машину – люди платят огромные деньги, чтобы посмотреть на меня, поэтому я должен выглядеть так, чтобы не облажаться». 

В плейлисте Пономарева – Баста, Гуф, Скриптонит, группа «Дюна» и исполнитель классической музыки

– Последний альбом, который тебе понравился.

– Из свежего – альбом Дрейка. Я слушаю все – группу «Дюна», группу Dog Eat Dog, это хард-рок, меня папа познакомил. Альбом, который что-то сдвинул во мне – это Гуф и Баста 2010 года. Там что ни песня, то хит. 

Любимый русский исполнитель – Баста. Он и человек хороший, и создатель «Газгольдера» – это лучше, чем Black Star: пусть сейчас и придут за мной, но все же. 

Скриптонит очень талантливый человек. Тексты сейчас много кто хорошо пишет, а у него и музыка хорошая. Гуф – настоящий наш парень, который знает что такое тяжело. 

– Рок?

– Слушаю крайне редко. Мне нравится Sepultura, папа познакомил.

Из русского – Илья Лагутенко и «Мумий Тролль». Мне удалось поехать на Олимпиаду-2012 в Лондон. Там знакомые помогли, «Макдональдс» отвозил ребят. Со мной и моим другом поехали мамы, а еще с одним другом – папа. Он в караоке исполнил «Владивосток 2000». С того момента я огромный фанат Лагутенко.  

В какой-то момент слушали музыку, заиграла «Владивосток 2000». Мама говорит – такая популярная песня, а никто не знает, с каких слов она начинается. Я говорю – как это никто не знает? «С гранатою в кармане, с чекою в руке».  

– Последний концерт на котором ты был.

– Знаете Людовика Эйнауди? Я специально летал в Бельгию на него. Его музыку слушаю чаще, чем Скриптонита. Новый альбом вышел 28 марта, а 18 апреля я полностью отсидел концерт.

Хотел бы сходить на что-то легендарное, на какого-нибудь культового человека – Вячеслава Бутусова, например. Если Гуф даст концерт со старыми песнями – приеду в любой город, для меня это очень важный человек. 

– Что смотришь на ютубе?

– В основном англичан, которые про кроссовки рассказывают. Из русских – с мамой смотрим Маммикса, нравятся его челленджи, он очень много вкладывает и достоин, чтобы набрать 10 миллионов. Влад А4 набрал 10 миллионов – молодец, хорошо делает.  

Наблюдаю за Юрием Дудем, после его интервью знаешь про человека все по полочкам. 

Смотрю Диму Масленникова, его GhostBuster и пещерные приключения мне очень нравятся. Нечасто спускаешься под землю на 150 метров, я со своей комплекцией точно не пойду, потому что застряну где-нибудь. 

– Ты видел интервью Артемия Панарина? 

– Слышал о нем. Я полтора дня назад вернулся из Словакии, до этого мы были в Новогорске, я концентрировался на турнире, не мог посмотреть. Приду и обязательно сделаю.

– Ты разносторонний и искренний 17-летний парень. Расскажи нам, какой ты видишь современную Россию.

– У меня в прошлом году получилось попутешествовать по многим городам: Хабаровск, Владивосток, Нижний Новгород, Череповец, Ступино, Санкт-Петербург. Везде жизнь разная, но люди – одинаково добрые. У нас тренеры профессионалы, давали время прогуляться. Мы шли, изучали город, ездили на смотровые площадки и люди везде были отзывчивые. В каждом городе было чисто. Понимаешь, что это твоя страна – люди стараются взять бутылку и положить в мусорку. Я за чистое будущее, чтобы мы не разрушали природу. 

Да, нам тяжело, кто-то скажет что кризис, но не надо жаловаться на жизнь – мы живем в лучшей стране и нас ждет хорошее будущее.

Фото: fhr.ru/Dmitry Rukhletskiy (1,2); hlinkagretzkycup.cz; hc-ks.ru/Sergey S. Panfilov; instagram.com/92vasya9 (5,7); d_fyodorovdima; использовано фото: globallookpress.com/Nick Obank/Barcroft Media; instagram.com/virgilabloh; картина Василия Перова; imdb.com/Shanna Besson

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий