Единственный русский в чемпионате Украины: начинал с Савиным, играл у Карпина и топит за мир

Валерий Карпин Дачия Кишинев Бранн Василий Павлов премьер-лига Украина ФК Армавир Черноморец Одесса Сергей Юран Евгений Савин Футбол

Его карьеру спасло реалити-шоу.

Знакомьтесь: Василий Павлов, ему 28 и он нападающий одесского «Черноморца». В феврале Вася стал первым русским легионером в украинской премьер-лиге с 2014 года. До этого форвард играл в «Вентспилсе», но попал под лимит на легионеров и уехал из Латвии. Агент нашел вариант с Одессой, Павлов согласился и не пожалел.

Из этого интервью вы узнаете:

• Как попрощаться с футболом и начать успешный бизнес, но вернуться через шоу «Кто хочет стать легионером?».  

• Почему Карпин – классный тренер. И даже в Армавире он был в порядке.

• В молодости Савин тренировался больше всех. Кажется, Жека что-то скрывает.

• Торчать в самом дождливом городе Норвегии, бегать на огородах Кишинева, играть за еду в Македонии. Это супер?

• Исландец из «Черноморца» до конца не верил, что президентом Украины может стать комик.

• Как относятся к русским в Одессе (спойлер: замечательно).

• Мир России и Украины. Возможно?

Гол в стиле ван Нистелроя, фруктовый бизнес, реалити-шоу

– После перехода мы договорились: как только забиваешь, делаем интервью. Я за два месяца почти отчаялся. Ты понимал, что меня и всех нас подводишь?

– Прости, пожалуйста, но о тебе вообще не вспоминал. Конечно, забить хотелось, но я выходил то на три минуты, то на одну, то на пятнадцать, когда уже ничего особо не решалось. 

– Твой первый гол за «Черноморец» – чистый кайф. Сам поверил в случившееся?

– Мы с этим парнем, который отдал пас (Денис Норенков – Sports.ru), часто оставались после тренировок, у него хорошая левая нога, он классно вырезает такие передачи. Я почувствовал, что он даст такой пас и побежал в зону. Дальше – провал в памяти. Даже не помню, как бил: все случилось само и инстинктивно. Давно заметил, что самые крутые вещи в футболе происходят тогда, когда ты не думаешь и делаешь на автомате. А если у тебя два решения и начинаешь выбирать, убирать под правую, под левую, то все – до свидания. 

 
 
 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

🇷🇺 🇲🇩 🇳🇴 🇲🇰 🇱🇻 🇺🇦✅ ——— Браво команда! 💪🏽 Вперёд Черноморец 💙🖤 ———- #футбол #черноморец #черноморецодесса #упл #ilovefootball

Публикация от Vasiliy Pavlov (@vasyavasya63) 5 Май 2019 в 11:39 PDT

Когда забил, партнеры удивились. Ну как удивились – порадовались, конечно. Говорили: «Ты что, умеешь забивать?». Тренер сказал, что давно не видел таких красивых голов и что ван Нистелрой в таком стиле забивал. Я посмотрел нарезки: действительно, были такие забросы за спину. Ван Нистелрою, правда, Бекхэм отдавал, так что ему проще было. Теперь если самооценка падает, включаю этот свой гол и сразу мысль: «Опа, все, Васян, расслабься, получай удовольствие».

– На Украину мы еще вернемся, а пока откатимся чуть назад. Два года назад у тебя было все так плохо, что ты участвовал в реалити-шоу «Кто хочет стать легионером?» на «Матч ТВ».

– В 2016-м после Армавира все лето тренировался и ждал звонка: был уверен, что какие-то варианты появятся, агент что-то найдет. Наступает 31 августа, окно закрывается. Ночью поступает единственное предложение – во вторую лигу Румынии. Я в тот момент был готов ехать куда угодно, лишь бы играть. Условия не волновали: в моей карьере уже был период, когда я бесплатно играл за еду в Македонии. Сидел на чемоданах, готовился выезжать, но в последний момент не договорились – остался вообще без команды.

– У тебя же был какой-то бизнес в Самаре, да? 

– Он тогда и появился, надо же как-то зарабатывать. Были какие-то сбережения, но они же заканчиваются.

– Сколько было?

– Ты как Дудь, что ли, будешь эти вопросы задавать? Точно не помню, где-то миллион-полтора. У меня же были неплохие команды, что-то откладывал. Бизнес организовали случайно: жена в инстаграме увидела, что ребята в Москве продают экзотические фрукты из Таиланда. Мы тогда только вернулись из отпуска в Тае, сами очень любим манго, маракуйю – хотели заказать. Оказалось, что в Самаре такого нет. Позвонили, заказали пробную партию на продажу. Так и пошло: сначала друзьям, потом друзьям друзей, в итоге сделали в инстаграме онлайн-магазин с доставкой на дом. 

Я лично ездил в грузовой терминал аэропорта, принимал партии, проверял, оттуда отвозил клиентам домой. Если было что-то некачественное, то со следующей партии мне делали скидку. В общем, нормально пошло, денег хватало на основные нужды, в минусе мы никогда не были. Все отлично работает до сих пор: мой младший брат теперь всем руководит и занимается. Самые популярные фрукты в России – манго и авокадо. Маракуйя и папайя – уже на любителя.

Иногда помогаю брату, что-то подсказываю. Например, поначалу главной ошибкой было то, что мы привозили фрукты без предзаказов, а это же скоропортящийся продукт. Суетился, напрягался, звонил, акции придумывал, скидки делал. Сейчас действуем иначе: собираем заказы, привозим конкретно под людей, никаких проблем. Но к этому пришел после своих ошибок – как и большинство бестолковых бизнесменов.

– Один вопрос: почему ты не закончил, если тебе было 26, перспективы в футболе мутные, а бизнес уже работает?

– Тина Канделаки так и спросила [на съемках реалити]: «Сколько вам лет? 26? Может, пора заканчивать?». 

Смотри, прошло одно трансферное окно, второе – никуда устроиться не получилось. Я тогда почти смирился с тем, что футбол закончился. Сам звонил в клубы, где знакомые игроки и тренеры. Все отвечали, что у меня плохая статистика для нападающего. Сейчас же все грамотные: InStat, Wyscout, можно быстро любого проверить. Я был уверен, что если ты поиграл у Карпина в первой лиге, то как минимум во второй должны быть варианты. Оказалось, это не совсем так.

И тут вечер, жена уже легла спать, я играл в приставку. Звонит друг: «Слушай, будет реалити-шоу на «Матч ТВ», могу все организовать, завтра в 8 утра кастинг в Москве. Ответ нужен сейчас». Я думаю: «Прикол, что ли, какой-то, ну что за реалити-шоу?». Он мне скидывает ссылку – да, действительно. Я бужу жену и говорю ей, что буду участвовать в футбольном реалити-шоу. Она сонная смотрит на меня: «Ты с ума сошел? Или выпил? Какое реалити?». 

– Тебе не кажется, что это была агония?

– Даже когда умом смирился, что футбол закончился, все равно верил и мечтал, что еще поиграю. Я перед сном ложился и представлял, что выхожу на большой стадион, а там болельщики. Все в деталях рисовал себе. И, кстати, самый мой большой стадион в карьере – как раз сейчас в «Черноморце» (вместимость – 34 тысячи, средняя посещаемость сейчас – 5 тысяч, это третье место в УПЛ – Sports.ru). Так что частично те мысли сбылись. 

С женой мы тогда договорились: если получится, то получится, если нет, буду спокоен – использовал все шансы. Она согласилась: «Я не могу отобрать у тебя то, что ты любишь. Потом сама буду себя винить. Езжай».

– Я приходил на кастинг «Кто хочет стать легионером?» в Москве – это был ад. Больше тысячи людей: чтобы успеть всех посмотреть, играли на четверть поля чуть ли не 11 на 11. 

– Мне повезло: прилетел рано, сыграл одним из первых, Равиль Сабитов был среди тех, кто меня отбирал. Там, конечно, такие персонажи бегали – кто в джинсах, кто в чем, кто пытался финтить. Я забил с каких-то отскоков, но даже не знаю, как меня заметили в этом месилове на четвертинке поля. Тоже удача.

– Как ты себе представлял реалити-шоу? Что будет, как «Дом-2» или «За стеклом»?

– Поначалу вроде как реально хотели развесить камеры по всем домам, даже в ванной. Но Юран с Карпиным отговорили, чтобы совсем цирк из этого не делать. Постоянно шла борьба между тренерским штабом и съемочной группой. Нас вечно вывозили на какие-то мероприятия вроде керлинга, привозили назад в два часа ночи – голодных, холодных. Утром уже тренировка – никакого режима, хотя в спорте это главное. Перед финальной игрой мы давали интервью до двенадцати ночи и отвечали на вопросы, что мы чувствуем, волнуемся ли, что будем делать, если ничего не получится. 

При этом с тренировками и дисциплиной все было в порядке – спасибо Юрану. Хотя много ребят были вообще без школы, их никто никогда не учил играть. Но Юран как-то себя переборол и терпел это, старался в шутку переводить. Однажды он пацана выгнал с тренировки, но я не уверен, что это было по-настоящему. Потому что этот чувак, его звали Кирилл, постоянно попадал в какие-то передряги, с кем-то дрался, ругался с тренером по физподготовке.

Мне кажется, люди приехали туда попиариться, а не карьеру построить. Я старался прятаться от камер, а большинство, наоборот, бежали скорее давать интервью и ловили звездный час. Говорили, что они самые умные, самые быстрые, самые сильные. Людей из профессионального футбола такие вещи очень веселят.

Уроки Карпина, пиво со сметаной, молодой Савин 

– После шоу тебя пригласили в «Аланьяспор». Это серьезно или тоже часть прикола?

– Так говорили, да. Карпин открывал конверт, у меня был «Аланьяспор». После шоу сидел, тренировался, ждал конкретику. Наступил конец мая, чемпионат у них заканчивался. Я пытался хоть что-то уточнить, а мне только и говорили: «Сейчас, попозже, через недельку». В итоге мне позвонил Юран и сказал, что возглавляет «Зоркий» и хочет видеть меня в команде. Я объективно оценил ситуацию: понятно, что «Аланьяспор» – топ-шанс, а Вагнер Лав там забивает 30 месяц за сезон. Но где Вагнер Лав и где я. Поэтому пошел в «Зоркий».

– У тебя перспективный бизнес, но ты им не занимаешься, а идешь за 50 тысяч (или сколько там) во вторую лигу. Ну как так?

– Получилось, что шоу не прошло даром, вариант появился – за это очень благодарен организаторам. И в «Зорком» были конкретные задачи: в первый сезон выходит «Арарат», а мы на следующий год. Да, в некоторые месяцы зарабатывал бизнесом больше, чем футболом. Но бизнес уже позволял относиться к футболу чуть проще. Раньше слишком загонялся: в том же Армавире каждый матч рассматривал как шанс всей жизни. Это приводило к тому, что иногда мяч боялся принять. В «Зорком» было комфортно: я понимал, что если ошибусь, не забью, не продлят контракт, то ничего страшного – не пропаду.

– Карпин был в твоей жизни дважды: в Армавире и на реалити-шоу. Как он тебе первый раз сказал «епт»?

– Карпин – один их самых сильных тренеров в моей карьере. Ты всегда понимаешь, зачем делаешь упражнение и что от тебя требуется. Если не понимаешь и нужно за руку водить, он возьмет за руку и поведет. Если ты и после этого не понимаешь, то будет играть другой.

Он очень легко доносил мысль: Америку он мне, конечно, не открывал, но новое узнавал. Например, при подаче с фланга защитники не должны смотреть на мяч, а каждый должен следить за своим нападающим и не дать ему сыграть. Карпин постоянно на этом настаивал, и это работало. Недавно аналитик «Оренбурга» выложил момент, как «Фулхэм» пропустил гол. У них четыре защитника стоят на линии вратарской. Идет подача на 11 метров, а там никого нет: чувак просто набегает и бьет. И видно, что все четверо смотрят на мяч, а не на игроков. Сейчас, когда я это знаю, кажется, что это просто детская ошибка. 

– Главное отличие Карпина от других тренеров? 

– До него и после него никто так не заморачивался по весу игроков. У каждого высчитывали избыточную массу и процент жира. Определялся игровой вес, который ты должен держать – плюс-минус полкило. Карпин постоянно напоминал. Один раз скажет, второй, а на третий: «Даю тебе неделю, чтобы сбросить два килограмма». Потом вроде бы штраф, но не помню, чтобы штрафовали. На самом деле это очень важно, это работает. То же самое, как бегать с 1,5 литрами воды в рюкзаке или без. Я об этом никогда не задумывался и всегда считал, что я худой. Но на самом деле у тебя есть килограммчик, который не нужен. 

– Ты говоришь, что худой, а есть фото на #10yearschallenge – у тебя там такие здоровые щеки.

 
 
 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Vasiliy Pavlov (@vasyavasya63) 17 Янв 2019 в 8:53 PST

– Да худой я. Возможно, юношеское это, еще прическа дурацкая. Из-за недостаточного веса мне вообще в 17 лет сказали, что не смогу в футбол играть. Я весил 75 при росте 191, первый раз попал в команду второй лиги. У меня болела печень, потому что не выдерживал нагрузки. И доктор мне сказал: «Тебе нужно жрать, срочно набирать вес». А я ел как конь, огромные мамины порции, пельмени с майонезом – ничего не помогало. Доктор говорил: «Пей пиво со сметаной – что может быть калорийнее». Я даже не попробовал, потому что не очень представляю себе, что это на вкус и как можно такое выпить. 

– У Карпина были особые требования, кроме веса? 

– Да, из-за стола никто не встает, пока последний не доест. И для меня это было проблемой: я ем медленно, не люблю быстро. Сижу, а на меня все косятся уже, кто ногой стучит, кто причмокивает. 

– В самом начале карьеры ты был в «Крыльях» с Жекой Савиным. Каким он был тогда? 

– Я попал туда из второй лиги. Увидел перед собой Руслана Аджинджала, Ваню Таранова, Женю Савина – и просто ходил с открытым ртом. Как сейчас помню, что Савин и Таранов работали в паре и старались везде быть первыми, всегда пахали на максимум. Как-то играл в команде с Савиным в выходные в теннисбол, а он так злился, если мы проигрывали. Говорил: «Соберись, #####. Ты с ума сошел, я не буду проигрывать этим защитникам!».

– Немного удивительно слышать, потому что сейчас он себя позиционирует так: «Я вот гулял и ничего не добился, а вы не повторяйте моих ошибок». Получается, это образ?

– За пределами базы я с ним особо не общался. Поэтому и не знаю, как там было, наверняка они чудили прилично. Возможно, это не образ. Жека на самом деле искренний и всегда говорит то, что думает. Он уже тогда был ярким, модным, носил самые крутые шмотки – я о таких только мечтать мог. Болельщики его обожали. Да и не только болельщики: когда он попал с Дудем в телек, в программу «Культ Тура», он же сразу сидел на стиле, в костюмах. Все кайфовали: у любого футбика спросите, все скажут, что Жека вообще самый стильный. Он остался тем же самым футбиком, только в телевизоре или на ютубе. Еще, кстати, он всегда много читал и хорошо разговаривал, с ним всегда интересно было общаться. 

– А угол головы тогда уже состоялся?

– Да, но мне авторитет не позволял так шутить. Конечно, на тренировках от старших проскакивало, но не было такого, чтобы после каждого удара Савы головой об этом шутили. Футболисты не такие банальные, чтобы всю карьеру гонять один и тот же прикол. 

В «Крыльях» еще был важный эпизод, который заставил немного пересмотреть отношение к карьере. У меня есть друг Фарход Васиев, мы тогда играли вместе. Он подошел ко мне: «Слушай, главный тренер про тебя спрашивал. Почему ты приезжаешь за 30 минут до тренировки, а потом уезжаешь первым с базы. У тебя дела какие-то важные?». Тогда я понял, что делаю что-то неправильно, но уже было поздно.

Коза на поле в Молдавии, встреча с Сульшером, игра за еду в Македонии

– В твоей карьере мощная география: Молдавия, где больше всего играл и забивал, а потом еще Норвегия и Македония. Впечатления?

– В «Дачии» мы гнались за «Шерифом», но три раза заняли второе место. Я тогда понял, насколько футболисту важно хотя бы один сезон бороться за чемпионство, а не только за десятое место. Это вообще меняет сознание. Вот так было в «Дачии» – после этого стал ненавидеть поражения, аллергия на них появилась. Тренер был обалденный – Игорь Добровольский. Помню, в первом сезоне много забивал, а во втором уже не получалось. Я подошел к нему: «Иваныч, что такое, почему не могу забить?». Это было в паузе между ударами по воротам. Он не успел ответить, мне нужно было бежать еще бить. И вместо того, чтобы ударить щекой, зачем-то пяткой пытался что-то исполнить. Он посмотрел на меня: «Ну вот на тренировке такое исполняешь, поэтому в игре и не можешь. Надо забивать каждый момент, на тренировке и где угодно – хоть в торговом центре в маленькие ворота». Эти слова прямо отложились. Да и человек он замечательный: когда были задержки зарплаты, он мне платил из своих.

Как-то приехали на деревенский стадион, а там коза гуляла по полю перед игрой. Поржали, а что еще делать. Вышли играть, поле ужасное, дождь лил, по колено в грязи. Я тогда даже забил, а мы выиграли. Еще из молдавских воспоминаний – жил в одном номере с чуваком из Того, он на втором месте по числу матчей за сборную после Адебайора. Нормальный вообще, Тупака вместе слушали. Он мусульманин, в Рамадан не делал даже глоток воды. Тренируемся в июле, адская жара. Я приходил в номер, выпивал полтора литра залпом, а он сразу спать ложился. И пил только тогда, когда темнело. Я спрашивал, не слишком ли это жестко, но он даже не рассматривал вариант отказаться или делать какие-то исключения. Хотя вроде для тех, кто занимается тяжелым трудом, есть послабления. 

– И как от коз на полях уехать в Норвегию?

– Приехали смотреть другого нашего футболиста, а я вышел на 10 минут и забил гол. Дальше была пауза на матчи сборных, сижу в аэропорту с тем чуваком, которого смотрели. К нему подходят, а заодно со мной начинают разговаривать: «Ой, это же ты 10 номер, отличный гол!». Дают мне визитку: типа, позвони, если надо помочь с клубом. Я прилетаю в Самару и пишу туда, а мне отвечают: «Я агент, работаю по Норвегии, Дании. У меня есть команда «Бранн», хочешь поехать?». Я ответил, что хочу, конечно, классно.

Прилетел в Берген, подписал контракт. А меня еще в Кишиневе спросили: «Ты хоть знаешь что-нибудь о Норвегии?». Я ответил, что знаю Бьорндалена и Сульшера. Они посмеялись, а первый матч «Бранна» был против «Мольде». Мне спортивный директор говорит: «Пойдем, покажу кое-что». И ведет меня во флэш-зону, где Сульшер интервью давал. Он сразу такой: «Хэллоу, велкам ту Норвэй». Я в итоге сыграл там пару игр всего, но антураж запомнился: стадионы небольшие – 10-15 тысяч, но они постоянно битком. И после поражений мне советовали в город не выбираться.

В Норвегии, конечно, совсем все по-другому. Поразился чистоте: в Бергене постоянно идут дожди, но все равно так чисто, что люди дома даже не разуваются. Цены тоже впечатлили, но у меня была хорошая зарплата, спокойно мог себе позволить сходить в ресторан. Особо, правда, никуда не ходил. Просто английский тогда не позволял свободно общаться. Сидел дома, учил язык, обклеил всю мебель и технику в квартире бумажками, чтобы запомнить, как они на английском будут. Еще из смешного: я в первое время ходил дорогущую воду покупать в магазины, а потом выяснилось, что они тупо из крана пьют – такая чистая. Еще в Норвегии не принято есть первое, мы с хорватом ездили в китайский ресторан за супами. 

– Зачем ты играл в Македонии за еду?

– Это клуб «Тетекс», там был русский владелец. В таблице шли плохо, но был шанс через Кубок Македонии попасть в еврокубки. И тогда этот русский владелец готов был вкладывать деньги и собрать хорошую команду. Почти получилось, вышли в финал, но проиграли там «Работничкам». Идея была в том, чтобы поехать и набить себе статистику по голам – чемпионат не очень сильный. У меня не было там зарплаты, но решали любые бытовые вопросы: кормили в кафе два раза в день и выдавали при необходимости по 500 евро на карманные расходы. Но Македония – антоним Норвегии: на всю страну один хороший стадион, а болельщики вообще не ходили.

– Меня всегда удивляло: зачем сидеть во второй лиге, если есть возможность вот так гонять по странам и путешествовать. Тебе нравилось играть за еду, но при этом смотреть мир?

– Я очень люблю путешествия: это одно из лучших, что может быть в жизни. Новые страны, города, языки, культуры. Пока был без семьи, реально кайфовал от такого трэвел-футбола. Да, в Норвегии было немного трудно из-за языка, но там его выучил и могу теперь свободно общаться на английском. Но если сейчас мне предложить поехать куда-нибудь в Македонию за еду, то, пожалуй, уже нет.

Переезд в Одессу, подарок от болельщика, мир русских и украинцев

­– Ты первый русский, кто приехал на Украину после событий 2014 года. Сомневался?

– Я сразу уточнил, есть ли другие варианты. Потому что объективно – ситуация напряженная. У меня мама очень тяжело приняла эту новость: как так, какая Украина, переживала, плакала. Я позвонил друзьям в Одессу, они сказали, что это очень спокойный город в плане отношения к русским. Оказалось, так и есть. С «Дачией» мы приезжали в Одессу играть на Лигу Европы, мне очень понравился город, стадион и болельщики. Да, тогда это был другой чемпионат Украины, другие игроки и другие зарплаты, но пожить в Одессе многие мечтают.

– Знал, что станешь первым русским за пять лет?

– Нет, только когда приехал и потренировался, агент мне написал, что я буду первым. Но даже если бы знал заранее, никак бы не повлияло. Я спокоен ко всему этому и вообще миролюбивый человек. У меня жена наполовину украинка, полно друзей здесь, хорошо отношусь к Украине, люблю Одессу. Через месяц после меня сюда переехали жена с ребенком, никаких проблем тоже не было.

– Нравится в Одессе?

– Погода пока еще не очень наладилась, но когда ты знаешь, что море рядом – это супер. Приятный воздух, всегда можно прогуляться по набережной. Я же до этого поиграл в Латвии, там тоже было море – теперь добрая традиция. В центре Одессы обалденно: опера, старые здания, улочки, легендарная Дерибасовская. Полно ресторанов, кафешек, кофеен – особенно чувствуется на контрасте с Вентспилсом, где три заведения на весь город. Парки, детские развлечения – все есть для ребенка. Цены, кстати, подороже, чем в Самаре. Там можно за 1,5-2 тысячи втроем посидеть, а тут тысяча гривен нужна – это около 3000 рублей. 

Стадион «Черноморца» – очень крутой. Уютный, закрытый, основательный. Правда, болельщиков сейчас меньше, чем тогда на Лиге Европы, но и результаты не способствуют. А те, кто стабильно ходит и на выезды гоняет, шумно поддерживают и классно поют. Еще мне болельщик подарил приятный плакат «Добро пожаловать в Одессу, Вася», когда только перешел.

– Есть бытовые проблемы?

– Нельзя в кино сходить – все только на украинском. Еще почти все книги на украинском, в том числе и детские, но при желании можно найти. Я бы не назвал это проблемами, так – мелочи. А говорят в основном на русском, изредка только слышу украинский. 

– Когда объявили о переходе, ты словил какой-то негатив? 

– Вообще нет. Очень много людей меня поздравили, в инстаграм все писали: «Добро пожаловать».

– Я посмотрел твой инст, там вообще ни одного негативного коммента. Ты их удаляешь?

– Ничего не удаляю. Просто мне кажется, что спорт все равно вне политики. За все время, что нахожусь на Украине, никакого негатива не встретил. Был даже такой момент, когда ко мне подошел пацан из команды и на ухо сказал: «Слушай, у меня много в семье завязано с этим конфликтом, но к тебе отлично отношусь – никаких проблем». Так приятно сразу стало: будто не один человек это сказал, а вся Украина. И отпустило сразу. 

– А со стороны России тебе не поступало сообщений, чтобы ты плохой, раз туда поехал.

– Была только шутка на Sports.ru и мемы, что поставил крест на карьере в сборной – отсылка к ситуации Ракицкого. Конечно: так-то до «Черноморца» я в двух шагах от сборной был, но теперь потерял все шансы.

– Что в команде и вообще в Одессе думают о Зеленском? 

– Насколько я понял, позиция большинства здесь такая: лишь бы не Порошенко. И когда в финал они вышли вдвоем, все симпатии были на стороне Зеленского. У него образ очень положительный на Украине, люди в него верят. А у нас есть исландец, который до последнего не верил, что комик может стать президентом. Удивлялся и спрашивал: «Как это, серьезно, что ли?».

– Ты переходил после того, как мужчинам закрыли въезд в страну. Легко пустили?

– Меня встретил человек из клуба с необходимыми документами и бумагами, что я спортсмен и у меня договор. Но видел, что людей разворачивали, просто так приехать нельзя.

– Находясь на Украине, как ты считаешь, отношения между двумя странами в ближайшем будущем будут улучшаться?

– Очень надеюсь. Мне кажется, люди здесь просто устали от всего этого. Даже таможенник мне сказал: «Я никогда не думал, что такое может быть. И мне стыдно, что иногда приходится разворачивать людей».

Этот твиттер так иронично издевается над «Спартаком», что смеются даже болельщики

История хорошего Мукунку: трансфер из-за алмазов, разборки с милицией и безумное назначение Гаврилова в сборную ДР Конго

Фото: chernomorets.odessa.ua (1,2); РИА Новости/Игорь Руссак; kc-camapa.ru; из личного архива Василия Павлова (5-9)

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий