Дождь в твоих черных глазах

Цун Хань чемпионат мира Вэньцзинь Суй Лори Николь пары Фигурное катание

 

Воздух

Первые три звука еще разбиваются о тишину, пытаясь сложиться в осмысленное высказывание, наступает томительная пауза — Вэньцзинь сжимается клубочком на руках своего партнера — и разжимается вместе с началом музыкальной мысли. Это первый вздох, первый жест, первое высказывание программы, при зарождении которой мы как будто бы присутствуем. Он совпадает с первым и таким важным музыкальным жестом: с разрешением напряженной тишины в начальные звуки темы, с первым полноценным «вдохом» музыкальной фразы.

Или вот здесь: после того как Вэньцзинь выезжает с первого выброса (3S) и делает комбинацию шагов на одной ноге, музыка практически сходит на нет—остается только затихающее эхо последних звуков. На напряженном фоне этого замирающего движения (выдоха) делается тодес. Натяжение музыкальной фразы и рук партнеров идет параллельным курсом и завершается тоже одновременно — с окончанием элемента, с началом новой фразы, с разрешением неустойчивой гармонии в устойчивую, с новым вдохом музыки.

Сразу после тодеса начинается комбинированное вращение, два сегмента которого синхронизированы с музыкальным дыханием до долей секунды: совпадают границы, фазы вдоха и выдоха на движениях парнеров вверх и вниз соответственно.

Совместное дыхание музыки и движения, совпадение фаз вдоха и выдоха, натяжения и расслабления, движения и тишины — это то, что так притягивает сразу и уже не отпускает до самого конца программы. И даже как будто заставляет дышать нас в унисон в музыкой, в унисон с парой.

 

Огонь

Дыхание — это только начало и постоянный спутник жизни. То, что приводит эту программу в движение, тот ее внутренний «огонь», который заставляет нас идти вперед — это «рост» самого музыкального материала, не прекращающийся ни на секунду. Рост, сопровождаемый все возрастающей с каждой секундой интенсивностью движений, особенно во второй половине программы.

Ключевой момент этого перехода от медитативной статики начала к бурному движению второй половины — второй выброс (3F). Заход на элемент делается на очередном выдохе музыкальной фразы, а сам выброс начинается с резкого акцента — с «распрямления» музыкальной ткани, с ее перехода на новый динамический уровень.

Динамика музыкальной мысли идет рука об руку с динамикой хореографической. Ключевыми в этом плане становятся все три поддержки. В первой подчеркивается динамика самой мелодической линии, ее устремленность к вершине, которой отвечает акцентированное движение руки партнера вверх.

Вторая и третья поддержки делаются во второй половине программы и отвечают на усиление динамики и ускорение темпа своей амплитудностью, постоянно возрастающей плотностью движения (в том числе после поддержки).

Начавшись почти в полной тишине, почти без движения, программа приводит нас к буйству последних аккордов, к исступленной агонии концовки, в которой сжигаются последние остатки жизни.

 

Земля

Конечно, вся эта программа устремлена на великолепную Вэньцзинь Суй. И это очень правильно. Она настоящий герой всей этой истории: во всех трагедиях, перепадах, триумфальных возвращениях этой пары она всегда оставалась в центре внимания. Это она преодолевала свои страшные травмы, она возвращалась, она добивалась фантастических побед. Вся эта история — прежде всего о ней.

Партнер Хань Конг всегда оставался несколько в тени, но что было бы без его невероятной преданности, без его умения ждать, ценить, любить?

Во время, до и после прокатов им было оставлено очень много маленьких знаков этой большой любви: как он смотрел на нее; как он неожиданно поцеловал живот Суй после проката короткой программы (у всей команды в Kiss & Cry чуть не случился припадок после того, как этот момент показали на широком экране);

как он трогательно и так бесконечно бережно поставил ее на вершину подиума; как он подарил ей свой букет; как он, словно хрупкую хрустальную вазу, держал ее в поддержках и бросал на выбросах. Как он протянул ей свою руку перед проблемным для Суй прыжком — тройным сальховом.

Столько знаков настоящего мужского благородства и вызывающей колоссальное уважение духовной силы. Это отношение и есть настоящий фундамент этой пары и этой программы: та земля, на которой программа растет и развивается, дышит и сгорает.

 

Вода

Эта пара пропустила почти весь сезон, восстанавливаясь от очередных травм. Прямо перед чемпионатом мира от тренера Хонбо Чжао раздались очередные тревожные вести: партнерша травмировалась на тренировке, пара вновь была вынуждена пропустить неделю тренировок. На чемпионат мира они ехали с крайне туманными перспективами. От них вряд лм стоило чего-то ждать.

Но они вышли на произвольную программу и заставили нас замолчать. Заставили нас думать, переживать, дышать вместе с ними. Мы прожили с ними важную часть нашей жизни — и кто скажет, что это были всего 4 минуты? Разве это не было нечто гораздо большее, разве не пережили и не передумали мы за это время месяцы и годы, а может даже целые жизни, разве не оказались в тот момент рядом с ними, с такими вроде чужими — но одновременно и близкими для нас в тот момент — людьми?

 

Они вышли и показали нам «Дождь в твоих черных глазах».

 

А в наших глазах стояли слезы.

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий