Фабио Каннаваро. Великий пятый номер сборной Италии

Андреа Пирло ЧМ-2006 Фабио Каннаваро сборная Италии Марко Матерацци Футбол

Алексей Логинов – о капитане чемпионов мира-2006.

Истинный гений познается в критической ситуации. 26 июня 2006 года. Кайзерслаутерн. «Фриц-Вальтер-Штадион». 1/8 финала ЧМ-2006. Италия – Австралия. В тот день «Скуадра Адзурра» должна была бесславно завершить выступление в Германии. События развивались по традиционному сценарию. Все шло наперекосяк: нереализованные голевые моменты Тони, Перротты и Джилардино перемежались редкими наскоками австралийцев. Симпатии публики были на стороне менее титулованного соперника, еще и потому что провал итальянцев обеспечивал зеленый коридор в финал для сборной Германии. 

Присутствие Гуса Хиддинка на скамейке – дурной знак для итальянских болельщиков. Но самое страшное было впереди. Сразу после перерыва испанский арбитр показал Марко Матерацци красную карточку – в эпизоде, когда не каждый судья решился бы достать даже желтую. Играть оставалось около 40 минут. Теперь на жаре, да еще оказавшись в меньшинстве, итальянцы не выдержат натиска Видуки и Ко. 

Но вдруг к Фабио Каннаваро обратился Джанлуиджи Буффон. К кому же еще? Ведь тот был не только капитаном, но и самым опытным футболистом на поле – играл в основе еще на ЧМ-1998.

– Фабио, проклятье!

– Что случилось, Джиджи?

– Я не хочу возвращаться домой. Ты меня понял? Я не хочу возвращаться домой!

– Ладно, Джиджи.

– Нет, не ладно. Я очень серьезно. Ты понял? Я хочу остаться здесь. Дома делать нечего, а на море можно поехать и в середине июля. 

– Ладно, Джиджи. 

– Нет,  ты все еще не понял. Ты ведешь себя, как придурок, но я ни капельки не шучу. Мы же не собираемся закончить, как в Корее? 

– Конечно, Джиджи. Дай мне передохнуть.

– Я не хочу возвращаться домой. Мы – Италия! Мы не можем закончить так, Фабио! Фабиооооооооо! 

(Здесь и далее – диалоги из книги Фабио Каннаваро и Алессандро Альчато La nostra bambina)

Этот крик возымел действие. Если бы итальянцы в силу природы стали прижиматься к воротам, все, на что они могли бы рассчитывать – это дополнительное время и серия пенальти. А все прекрасно знают, что в этом они не особенно удачливы, тем более против тех, кто расслаблен и кому нечего терять. И Буффон понимал, что Фабио Каннаваро – едва ли не единственный человек, который способен заставить команду идти вперед, оголять зоны и рисковать. Одно упоминание о Корее-2002 – этой величайшей несправедливости в истории чемпионатов мира – подействовало как допинг на парней в лазурных футболках. Буффон разбудил Каннаваро, а тот разбудил вялую полузащиту сборной Италии.

– Никакой Кореи?

– Никакой Кореи, Джиджи.

– К черту Корею!

– Аминь!

В те роковые минуты контроль над ситуацией потерял даже мудрый Марчелло Липпи. Италия была уязвима и осталась в игре только благодаря хладнокровию Каннаваро. У Фабио изменился взгляд – в нем появилось что-то от берсерка. Он был готов умереть, только бы не отступить. Сражался, не отдавая оппонентам ни метра пространства. А его пронзительный голос и фразы, щедро приправленные неаполитанскими ругательствами, призывали партнеров располагаться еще выше. 

Мало-помалу «адзурри» оправились от шока. Волна австралийских атак стала захлебываться еще на подступах к штрафной. А потом сориентировался и Липпи, вовремя убрав с поля Тони и Дель Пьеро. Постепенно у Италии стали получаться осмысленные комбинации на чужой половине поля. К концу матча осмелели и крайние защитники – слалом Фабио Гроссо завершился скандальным пенальти на 95 минуте. На следующее утро La Gazzetta dello Sport признала, что он был спорным. Но разве это не справедливая компенсация за целый тайм в меньшинстве!? Путь в полуфинал был открыт. 

У Фабио Каннаваро был скромный для центрального защитника рост – всего 175 см. Из культовых коллег по амплуа только Франко Барези обладал схожей комплекцией. Однако они оба компенсировали недостаток роста игрой на опережение и стартовой скоростью. Каннаваро так быстро разгонялся, будто им только что выстрелили из баллисты. Его прекрасно дополнил Марко Матерацци, который после травмы Алессандро Несты занял место второго центрального защитника. Эта парочка идеально подходила друг другу: Фабио разбирался с соперниками благодаря чтению игры и скорости, а Марко – за счет роста, хитрости и физической мощи.  

Для многих игра Каннаваро на ЧМ-2006 стала сенсацией. Однако в этом не было ничего удивительного – приблизительно такой же уровень он демонстрировал два последних сезона в «Ювентусе». Под руководством Фабио Капелло он порой достигал таких высот, которые до него покорялись разве что Джачинто Факкетти – эталонному итальянскому защитнику. 

Но вернемся в Дортмунд. За несколько секунд до стартового свистка полуфинала с немцами Каннаваро и Буффон вновь обменялись репликами:

– Джиджи, дело сделано.

– Какое дело?

– Мы уже победили.

– Что ты такое говоришь?

– Видишь, они не смотрят нам в глаза, они нас боятся.

В следующие 120 минут Италия вместе с Каннаваро превзошла все ожидания. Тот матч – абсолютно лучший для «Скуадры Адзурры» в ХХI веке. По значимости он стоит рядом с «игрой столетия» в полуфинале ЧМ-1970 и легендарной битвой с Бразилией в Барселоне на ЧМ-1982.

В Дортмунде самые удивительные события случились в дополнительное время. Итальянцы держались и при этом создавали все больше голевых моментов у ворот Йенса Леманна. Впереди маячила серия пенальти. Может, стоит попытать счастья в лотерее? Но неожиданно карты спутал Марчелло Липпи, который при счете 0:0 вдруг начал выпускать на поле форвардов. Игроки стали кричать тренеру, чтобы тот объяснил им, что вообще происходит. 

Но Липпи притворился, что не слышит, и, словно издеваясь над своими защитниками, заменил Перротту на Дель Пьеро. Итальянцы играли с четырьмя футболистами атаки при ничейном счете! Невероятно! Как это было непохоже на ЧМ-2002, когда в матче против Кореи консервативный Джованни Трапаттони задействовал одновременно Дзанетти, Томмази, Коко, Ди Ливио и Гаттузо. 

Дон Марчелло оказался прав, а его парни сами не сознавали, насколько были круты. Гол Гроссо стал победным, однако у хозяев было еще несколько минут, чтобы отыграться. Трибуны погнали их вперед. И тогда положение вновь спас Каннаваро – в сложнейшей ситуации, в невероятном прыжке, капитан перехватил кросс соперника, а потом, сильно рискуя, выиграл единоборство и тут же начал контратаку. 

Можно бесконечно смотреть на три вещи: как встает солнце над Тирренским морем, как подают на стол только что приготовленный флорентийский стейк и как под вопли комментатора Фабио Карессы развивается та последняя смертельная атака «Скуадры Адзурры» в Дортмунде: 

«Летит мяч, его выбивает Каннаваро. Им снова пытается завладеть Подольски… Каннаваро! Каннаваро! Контратаку продолжает Тотти. Отдает мяч на Джилардино. Джилардино приближается к углу штрафной. Пытается обыграть соперника один в один. Джилардино отдает мяч на Дель Пьеро. Дель Пьеро… Гоооооооооооол! Гооооооооооооол! Алееееееееееееееекс. Дель Пьееееро! Пакуйте чемоданы! Идем на Берлин! Идем на Берлин! Мы идем за Кубком! Мы идем на Берлин»! 

В Берлине Италия была уже не так прекрасна, но сумела победить. События того матча Каннаваро вспоминает, будто волшебный сон. Серия пенальти. Он стоит в центральном круге: «Я никого не хотел видеть рядом. Я – неаполитанец, а значит, суеверен. В голове вертелась только одна мысль: «Не подходите, держитесь от меня подальше». Во Франции в 1998 году, как раз в игре с хозяевами, тоже были пенальти. Мы стояли вместе, обнявшись, и проиграли. С такими воспоминаниями не шутят. Я стоял, не шелохнувшись, словно статуя. В конце концов ко мне подошел Пирло. Он обнял меня, не понимая, что может принести беду. «Вот и конец», – было моей первой мыслью. – Все кончено, мы проиграли». Я не праздновал ни наши голы, ни промах Давида Трезеге. Фабио Гроссо встал и побрел к 11-метровой отметке. В этот момент Андреа прошептал мне на ухо:

 – Фабио…

– Что, Андреа?

– Только один вопрос. Если Гроссо забьет, то мы выиграли чемпионат мира?

– Да, Андреа.

– Ты уверен?

– Да, Андреа. 

После игры разъяренный Лилиан Тюрам потребовал уважения от победителей, которые, по его мнению, чересчур бурно праздновали успех и даже зачем-то приволокли Кубок мира в зону для прохождения допинг-контроля. «Итальянцы, такие итальянцы…»

Каннаваро, на правах одноклубника, ответил ему с достоинством: «Вообще-то, мы гордимся тем, что мы – итальянцы. А уважение засунь себе сам знаешь куда. Тебе напомнить Евро-2000? Вы победили нас в финале, мы с тобой оба были в основе, а ты даже не соизволил поздороваться. Так что заткнись». 

Золотая эпоха кальчо подошла к концу, и казалось, что сборная Италии обречена быть вечным неудачником на крупных турнирах. Да и вообще мало кто предполагал, что эти парни напишут новую страницу истории после ухода Баджо, Мальдини и остальных. Но на полях Германии их спасала дружба. И вера в то, что Италия не может проиграть. 

Что возникает в памяти, когда вспоминаешь ту берлинскую ночь и обезумевших от радости чемпионов мира? Перчатку Джанлуиджи Буффона, перстень Андреа Пирло, большой палец Франческо Тотти, шутовской колпак Марко Матерацци, сумасшедший взгляд «О боже, я не могу в это поверить» Фабио Гроссо, сигару Марчелло Липпи… Но все это заслоняет широченная улыбка неаполитанского Денди, поднимающего вожделенный Кубок. Фабио Каннаваро навсегда остался в центре этой картины.  

***

Почувствовать себя Фабио Каннаваро теперь можно с помощью торговой сети «Пятерочка» и ее нашумевшей настольной игры «Большой футбол». Одно уточнение: играть здесь нужно не ногами, а руками. Справятся и дети, и взрослые. Выполняя задания на специальных карточках, которые идут в комплекте с игрой, игроки получают футбаллы. Чем их больше – тем вы ближе к победе. Для игры потребуются лишь специальные мячики, которые дарят в «Пятерочке» за каждые 555 рублей в чеке.

Эти динамичные фингер-боллы приводятся в действие щелчком или толчком пальцев и быстро набирают скорость по поверхности. Они также могут служить антистрессом, если вы слишком много времени проводите на работе. Например, для разгрузки можно устроить чемпионат по футболу с коллегами прямо во время обеденного перерыва. Игра удобно упакована, а для сохранности мячиков можно купить специальный брендированный тканевый мешочек.

Фото: Gettyimages.ru/Alex Livesey, Sandra Behne/Bongarts (2,4), Michael Steele, Andreas Rentz/Bongarts, Martin Rose/Bongarts (6,9), Lars Baron/Bongarts, Michael Steele

Источник: http://www.sports.ru/

Добавить комментарий